Осколки снов. Тексты на rohirrimka.nm.ru


оглавление

  Сэм                              

    Он сидит в любимом кресле у камина и смотрит на тлеющие угли. Время уже позднее, все уснули и в доме наконец наступила тишина. Наконец его оставили в покое и он может просто посидеть. Нет, он конечно любит их всех, но иногда всеобщая забота надоедает.
    Он стар. Он очень стар и ему уже немного осталось, он знает это. И по заботливым взглядам родных он чувствует - они тоже это знают. Но будущее его не пугает. Он теперь вообще редко думает о будущем, зато все чаще и чаще уносится мыслями назад, в прошлое. И тогда приходят воспоминания, безо всякого порядка, вразброс. Вот как сейчас. И тлеющие угли в камине кажутся огенным жерлом Роковой горы, и темные тени по углам напоминают крадущихся назгулов, и шелест дождя за окном превращается в шелест волн, уносящих вдаль белый корабль. Видения дальних земель, прекрасных городов, знакомых лиц проходят перед мысленным взором. Но в их мелькании одно лицо всегда постоянно, оно всегда рядом.
    .......
    Закрытые глаза, взмокшие волосы, маленькая фигурка, утонувшая в огромной постели, ледяная ладонь в его руках. Черыре ужасных дня в Ривенделе, когда все боялись худшего и даже Гэндальф был встевожен.
    Решительный взгляд голубых, не по хоббитски огромных глаз. «Идти со мной опасно, смертельно опасно, Сэм. Я не вынесу, если ты погибнешь из-за меня. Ведь я иду в Мордор, Сэм, в Мордор!» Лицо, искаженное злобой, яростью, ужасное, страшное:»Нет, нет! Отдай его, оно мое! Вор!» И внезапно, словно тень прошла и скрылась, и знакомые глаза выражают только горе и боль:»О Сэм! Сэм, прости меня, я обидел тебя! Но я должен нести этот груз до конца сам, я должен...»
    И еще одно видение, которое приходит всегда, без которого не обходится ни один вечер. Серая каменная дорога, окруженная черными скалами, зияющий вход в страшную пещеру. Неподвижное тело хозяина, спеленутое паутиной. Его глаза закрыты, его лоб бледен, и свет, освещавший его изнутри, погас. Боль, отчаянье, страх. Что ему делать? Что он может сделать? Что он должен сделать? Страшный выбор, ужасный выбор, и он не хочет делать его. Но он выбрал, он оставил Фродо лежать там, на дороге, одного. И он ошибся. Он ошибся, он никогда не должен был с ним расставаться. Но больше он не повторит этой ошибки. Никогда.
    .........
    Он тихонько шевельнулся. Эта мысль преследует его уже давно, а в последнее время не покидает ни на минуту. Он опять чувствует, как разрывается на две части...Вот только одна часть становится все больше и больше.
    Он кряхтя выбирается из кресла и, стараясь не разбудить многочисленных обитателей Бэг-Энда, направляется к дверям. А ноги-то совсем не слушаются, суставы болят, но эта боль привычна и он не обращает на нее внимания. Накинув плащ, он выходит в сад. Дождь прекратился, но небо все еще закрыто тучами. Звезд не видно, но ему не нужен их свет, он знает дорогу. Вниз, по тропинке, меж розовых кустов и клумбы с диковиными цветами.Там, в дальнем углу сада аккуратная ухоженная могилка. Серый камень, вырезанные слова. «Рози Гэмджи. Любимой жене и матери. « Капельки дождя покачиваются на белых лепестках нифредила. Он тихо опускается на вкопанную рядом скамейку, наклоняется, привычным движением, не задумываясь, выдергивает несколько травинок, затесавшихся между цветов. Проводит дрожащей рукой по холодному камню.
    - Рози. Мой цветок. Моя радость, - перед его мысленным взором встает его жена, такая, какой он запомнил ее в день свадьбы, в белом платье с эльфийскими украшениями, с цветами в волосах, он тогда словно в первый раз увидел ее и удивился, как такая красавица могла выбрать его. Как сияли ее глаза, когда они произносили слова обещания. Какой легкой показалась она ему, когда он подхватил ее на руки, чтоб внести в дом. Как сладко пахли ее волосы, когда они сидели вечером на коврике у камина.
    Его жена. Мать его детей. Главная опора в его жизни. Он уверен, что не справился бы без нее, не смог бы пережить отъезд Фродо, никогда не решился бы стать мэром. Она всегда была рядом, ее красота, ее женская мудрость, ее вера в него. А теперь ее нет. Она ушла, оставила его одного и ему не на что опереться. Он потерял двух самых дорогих ему людей в этом мире и ничто не заполнит этой пустоты. Всего два месяца, а кажется прошла вечность.
    Да, конечно, у него есть дети и внуки. Они любят его, они заботятся о нем, они гордятся им. Малышка Эланор..да нет, она уже давно не малышка, она прекрасная женщина, и ее сын похоже будет самым красивым хоббитом в Шире и за его пределами. Фро, он теперь заботится о саде, ему передалась отцовская любовь к земле. Голдилок вышла замуж за Фарамира, он хоть и Тук, но надежный парень. Розочка, Мерри, Пиппин, Хэм, Бильбо, Дэйзи, Примроуз, Руби, Робин, Том...Он любит их всех, они все дороги ему. Но дети выросли, у них своя жизнь, свои заботы, а ему остаются лишь бессонные ночи у камина. И вернувшееся чувство раздвоенности, и ноющая тоска, и боль в груди. Сколько еще? Поднявшись на ноги, он еще раз прикасается к камню, тихо шепчет:»Прости меня, Рози» и еще несколько слов, которые имели значение для них двоих. Потом решительно поворачивается и шагает к дому.
    Дверь открывается бесшумно. Он бросает взгляд на часы - время далеко за полночь. Вот и наступило 22 сентября. День рождения хозяина. Он улыбается какой-то новой мысли и направляется в свою комнату.
    Все двери смазаны, половицы хорошо подогнаны, ни стук ни скрип не выдают его, когда сложив в мешок свое главное достояние и несколько нужных вещей, он в последний раз окидывает взглядом знакомую комнату и, завернувшись в плащ и перебросив мешок за плечо, покидает дом.
    Когда он появился у Эланор, она сначала решила, что отец просто соскучился по внуку и даже отчитала за то, что он путешествует в одиночку в таком возрасте. Но когда он молча вручил ей Алую Книгу, она поняла, что не все так просто. На встревоженные распросы он лишь улыбнулся:
    - Мне пора, Эли. Вот ... и мое время пришло.
    Крепко обняв дочь, пожав руку зятю и взъерошив волосы юному Эльфстану, что было довольно непросто, ибо внук уже обогнал деда в росте, он сел на пони и, невзирая на надвигающуюся ночь, отправился в путь. Больше никто никогда не видел Сэмвайза Гэмджи в Шире.
    .........
    Туман окружает корабль и он благодарен за это, потому что вид такого количества воды вокруг все еще пугает его. Эльфы заняты своими делами - кто-то возится с парусами, кто-то сидит, тихонько напевая под нос. Никто из них не удивился, увидев хоббита на корабле, уходящем на Запад, и несколько раз он ловил на себе понимающие взгляды и замечал ободряющие улыбки. Но теперь они привыкли к нему. Вот и хорошо. Ему и так не по себе, а от этих взглядов становится совсем страшно. Что ждет его впереди? На что похож Валинор? Правильно ли он поступил? Его, конечно, пустили на корабль, но что если там ему скажут, что Благословенный Край - это слишком много для простого садовника. Но ведь ему не нужен благословенный край. Ему нужно лишь одно - найти друга, чтоб прекратилась боль в груди, чтоб соединить разорваную пополам душу.
    Мелодичные возгласы эльфов отрывают его от тяжелых мыслей. Он вскакивает на ноги и вместе с ними переходит на нос корабля. Туман. окружавший их, расступается, словно занавеси распахиваются, и море освещают первые лучи солнца. Но он не смотрит на море. Там, на горизонте, возникает зеленая полоса. Она приближается, и уже можно разглядеть огромные, розовые в рассветный час горы, зеленеющие леса, белый песок вдоль берега. Чуть поодаль сияют белоснежные башни прекрасного города, в стороне от него находится гавань. Корабль несется вперед. Вот уже можно рассмотреть отдельные строения, причал, фигурки эльфов на нем. Одна из фигур вдвоем меньше ростом, чем остальные. Это может быть ребенок, но его сердце знает, что это не так. Еще ближе. Спущены паруса, корабль замедляет ход. Как только появляется трап, он кидается вперед, к берегу, но больные ноги не слушаются. Он спотыкается, чуть не падает, но знакомые руки подхватывают его. Сэм поднимает глаза. Он почти не изменился. Конечно, седых волос у него намного больше, чем темных и на лице появились морщины. Но глаза все такие же, огромные, глубокие. И теперь в них нет той боли и усталости, что раньше, лишь покой, умиротворенность. И радость. Он пытается найти слова, но горло почему-то сжимается. Наконец он выдыхает:
    - Сударь, я...Простите, сударь, но я не мог вас оставить. Правда, в этот раз мне понадобилось больше времени, но я все-таки догнал вас. Простите, если что не так...
    - Сэм, - Фродо улыбается и Сэм опять видит тот знакомый свет, озаряющий его изнутри. - Мой дорогой Сэм. Ты наконец со мной. Я не знал..я надеялся...Я не мог обрести настоящий покой. Я так рад, что мы вместе.
    - Теперь уж до конца, - улыбается Сэм.
    Ох и странное это зрелище - два обнявшихся хоббита на причале в Эльдамаре.

© Rohirrimka

оглавление


Тексты Ссылки Guestbook