Осколки снов. Тексты на rohirrimka.nm.ru


назад                                               оглавление                                               вперед

  Долгая дорога на Запад-2. Часть 2                              

***
    Прошло еще пару часов. Серс наконец устал шагать по клетке и теперь сидел возле решетки, глядя в стену желтыми глазами и периодически оскаливая острые зубы. Ольхи совсем затихли в своем углу, наверное уснули. Уснула и Мина, положив голову на колени Альти, Виги с Гури сидели рядом. Амалисса развлекалась, заставляя свои волосы заплетаться и расплетаться не прикасаясь к ним руками. Варфы о чем-то тихо разговаривали. Точнее, разговаривал Акхар, его друг лишь монотонно качался взад-вперед. Двур сидел рядом, сложив обе пары рук на груди и опустив голову. Наконец Леголас не выдержал. Повернувшись к варфам он негромко произнес:
    - Арех говорит, что две недели назад отсюда сбежала группа рабов. Они разобрали часть кладки в стене. Мы могли бы осмотреть это место.
    - Я уже заметил его, - ответил Акхар, словно ждал вопроса. - Они заложили отверстие и укрепили его заклинаниями. Этим путем уже не пройти.
    Заклинания! Леголас совсем упустил из виду, что здесь помимо обычных опасностей ему, возможно, придется столкнуться с магией.
    - А что насчет крыши? - спросил он.
    Варф покачал головой:
    - Два слоя железного дерева и заклятие против огня. Уж поверь опытному строителю, это место построено с умом, нигде дыры не проделать.
    - Зачем нам дыры, - прорычал вдруг серс. - Этот человек, что приносит еду. Он открывает дверь и он безоружен. Схватить его, и путь открыт.
    - Ты что, с закрытыми глазами сюда шел? - вмешался в разговор Йорнир. Серс заревел и кинулся вперед. но Леголас поднял руку, останавливая его. - Что бы выйти отсюда нужно пройти один двор, железную дверь, второй двор и главное здание. Стены кругом высокие и гладкие - не перелезешь. Дверь открывается только с той стороны и отпирает ее другой человек, не тот, что несет еду. И дверь находится посреди прохода в толстой стене - ее не выломать и не перелезть. Пусть ты убьешь прислужника, выйдешь из клетки. Но у двери ты застрянешь. А у Сона есть наемники для охраны, тебя во внутреннем дворе просто расстреляют без боя, а ты их даже не увидишь.
    Леголас улыбнулся - юноша наблюдателен. Невзирая на отчаянное положение, он успел заметить все подробности.
    - Да, это так, - подтвердил он. - Не раздобыв ключей от той двери, открывать эту бесполезно. Нужно придумать какой-то способ. У нас еще есть полтора дня..
    - Меньше, - произнес подошедший к ним Гури. Все уставились на него. - Послезавтра день торгов. В ночь перед торгами Сон оставит стражу ночевать во внутреннем дворе, потому что именно в это время чаще всего совершаются попытки побега - от отчаянья. Днем же бежать не имеет смысла. остается только эта ночь. Или ночь после торгов - для тех. кого не купят.
    - Не купят, как же, - пробормотал Грок. - У них нехватка рабочей силы, рабов поступает все меньше.
    - Значит, сегодня ночью, - спокойно произнес Леголас. - Еще есть время подумать.
    Завязалось горячее обсуждение. Способы предлагались самые отчаянные, но всегда находились возражения. Йорнир принимал горячее участие в разговоре, его глаза горели новой надеждой. Эльф заметил, что, хотя напрямую к человеку никто не обращался, его слова выслушивали с таким же вниманием, как и остальных. Что ж, хоть на какое-то время они признали его. Отчаянье объединяет даже застарелых врагов. Непреклонным оставался только Ссарис, который встречал каждое слово человека оскалом и рычанием.
    Стемнело, но они так и не смогли придумать более-менее реального плана. Все упиралось в железную дверь и отсутствие оружия, поскольку прислужник, приносящий еду, оружия с собой не имел. Наконец идеи и доводы иссякли, все погрузились в мрачные думы.
    Когда звезды на небе стали совсем яркими, появился, наконец, все тот же служитель и с ним Арех - наступило время ужина. На этот раз всем досталось не только по лепешке, но и по горстке сухих фруктов, но этого явно было недостаточно для поддержания сил больших существ, вроде двура или серса. Когда Арех вышел и его спутник начал запирать дверь пленники переглянулись. Это была последняя возможность схватить его и забрать ключ, но все помнили о второй двери. Стукнуло железо, заскрипел замок....все опустили глаза. И только Леголас заметил, что Арех опять, как и днем, махнул прислужнику рукой, и тот зашагал через двор, оставив старого раба у решетки. Проводив его взглядом до второй двери, Арех повернулся к решетке и тихо произнес одно слово: "Эльв." Леголас быстро шагнул вперед. При свете лампы, принесенной стариком, эльф увидел, как изменилось его лицо. Морщин словно бы стало больше, и губы дрожали сильнее, но глаза, прежде холодные и бесстрастные, теперь казались на удивление молодыми. И эти самые глаза смотрели на эльфа, словно пытаясь разглядеть в нем что-то, невидимое остальным. Молчание затянулось. Наконец Арех заговорил.
    - Уходи отсюда, эльв.
    Леголас увидел, что на протянутой руке старика лежит связка ключей. Он с недоумением поднял взгляд.
    - От клетки, от железной двери, от ворот конюшни, - тихо сказал раб. - Там лошади.
    Эльф протянул было руку, остановился:
    - Я не уйду один, без своих друзей, - кивнул он в сторону остальных пленников.
    Старик только кивнул, слабо улыбнувшись какой-то собственной мысли. Больше Леголас медлить не стал. Схватил ключи, повернулся к друзьям.
    - У нас есть ключи от всех дверей, - и, перекрывая мгновенно возникший шум, позвал. - Осторожно. Остается еще охранник, который открывает дверь, и наемники - они где-то рядом.
    - Охранником займусь я, - провозгласил двур. - С наемниками разберемся. когда появятся.
    - Нам понадобится оружие, - поддержал его варф.
    - Оружие может быть у того же охранника или в конюшне, - это сказала вирра. - И лошадей возьмем.
    - И куда мы с этими лошадьми? - возразил двур. - С ними точно не спрячешься!
    - Вам не нужно прятаться. - раздался тихий голос дрома. Все оглянулись на Гури. Он шагнул в центр круга. - Слушайте внимательно. Вам нужно выбраться из города через восточные ворота. Сразу повернуть налево и скакать через лес в сторону холмов. По правую руку будут два холма с древними камнями на вершинах. Сверните между ними, езжайте до конца и упретесь в большой красный камень. Нужно сказать простейшее заклинание Замка. Ты должна знать его, - дром посмотрел на вирру, та только изумленно кивнула и он продолжил. - Там найдете все необходимое и сможете переждать пару дней, пока вас будут усиленно искать. Потом за вами придут.
    - Кто?- выдохнул Леголас.
    - Друзья, - Гури улыбнулся, в его огромных глазах плясали веселые искорки. - Им дадут знать. Они помогут уйти с материка. Ну а дальше...каждый решит сам.
    - Почему ты все это нам говоришь? Разве ты не уходишь с нами? - спросил Грок.
    - Нет, - просто улыбнулся Гури.- Зачем старому усталому дрому свобода. Мне и тут найдется занятие, я и тут кому-нибудь пригожусь.
    Леголас понял. И в очередной раз удивился тому, что такое маленькое и слабое на вид существо настолько полно внутренней силы, что его внимательно слушает даже грозный серс. И откуда берется столько смелости в этом маленьком сердце? Он протянул руку и сжал мягкую ладошку дрома.
    - Спасибо, друг, - сказал он. - Может ли быть, что мы еще увидимся?
    - Все может быть, - улыбнулся дром и замахал руками. - Все, пора, идите!
    Леголас выбрал нужный ключ, просунул руку между прутьями решетки, изогнул ее и ловко открыл замок. Дверь распахнулась, пленники кинулись наружу. Йорнир шагнул следом за всеми, но дорогу ему преградил Ссарис:
    - А ты куда, человек? - прошипел он.
    - Он идет со мной, - спокойно сказал Леголас. - Ты хочешь нам помешать?
    Серс быстро понял, что затеяв драку, он создаст лишний шум и может привлечь внимание охранника. Он сузил глаза и пропустил человека. Но эльф понял, что серс не оставил своей идеи убить Йорнира и мысленно напомнил себе не выпускать его из виду. Пропустив вперед всех, Леголас шагнул за дверь сам и тут спиной почувствовал чей-то взгляд. Он оглянулся. Три пары грустных глаз следили за ним из угла, где сидели ольхи. Эльф замер. Почему они не...
    - Они не пойдут, - твердая маленькая рука Гури подтолкнула его в спину. - Иди, ты ничего не сможешь сделать.
    Леголасу ничего не оставалось, кроме как повиноваться. Дром закрыл дверь.
    Тихие, как тени, спутники Леголаса уже переместились к противоположной стене, той, где ждала их вторая дверь. Он двинулся за ними, и только тут заметил, что Арех все еще стоит в тени сбоку от решетки. Эльф подошел поближе.
    - Твой хозяин...он поймет, что это ты отдал нам ключи. Больше ведь некому, так?
    Вирр кивнул головой.
    - Пойдем с нами!
    Молчание.
    - Арех, если ты останешься - ты рискуешь. Тебе не простят наш побег. Тебе нужно уходить!
    - Мне некуда идти, - тихий голос совершенно спокоен. - Мне нет дороги домой. Да и братство мне не поможет. Я не нужен им, а они не нужны мне. Ступай.
    - Почему? - так же тихо спросил Леголас. Старик понял, о чем он.
    - Когда ты найдешь друга...ты вернешься к своим родичам?
    - Да, - непонимающе кивнул эльф.
    - Скажи им...скажи эльвам, что их тут ждут. Скажи им, что мы ждем. Мы верим, что они вернуться. Могут вернуться. Должны вернуться! - Старик схватил Леголаса за руку, сжал, заглянул в лицо. Его глаза горели странным светом, эльф никак не мог понять, что он чувствует. - Пожалуйста, возвращайтесь!
    Со стороны второй двери послышалось тихое шипение. Леголас оглянулся - его друзья уже стояли по обе стороны, прижавшись к стене. Ждали только его. Он кивнул старику, осторожно вынул свою руку из его и кинулся к двери.
    Амалисса жестом показала ему, что охранника возле двери нет, что он сидит где-то в стороне, по ту сторону толстой стены. Своим чутким слухом эльф уловил его ровное дыхание. Похоже, человек спал. Что ж, тем лучше. Он выбрал нужный ключ, шагнул вперед...и замер. Дверь была сделана в виде решетки. Расстояние между прутьями позволяло просматривать то, что находилось по другую сторону, но руку просунуть не было никакой возможности. Пока Леголас размышлял, что делать, вирра нетерпеливо шагнула к нему и выхватила ключ из рук. Он с изумлением смотрел, как один из ее живых локонов обвился вокруг ключа и проскользнул между прутьями решетки. Несколько секунд напряженного ожидания и с легким стуком замок открылся. Очень медленно, опасаясь скрипа, эльф приоткрыл дверь. Тишина. Вперед проскользнул Грок, Леголас махнул ему рукой направо - в ту сторону, откуда он слышал дыхание охранника. Двур кивнул, легко шагнул в указанном направлении. Вскоре оттуда послышался неприятный хруст, и в следующее мгновение они опять увидели двура, машущего рукой.
    По одному они проскользнули в другой двор. Сбоку возле прохода в стене темнело тело убитого охранника. Грок держал в руках его меч и еще одной рукой протягивал нож, который тотчас же ухватил серс. Стараясь не шуметь они пересекли открытое пространство, отделявшее их от дверей конюшни. Леголас приложил к ним ухо, прислушался, быстро определил - несколько лошадей и ни одного человека. Он кивнул спутникам, отпер двери и шагнул внутрь. Кони захрапели, почуяв рядом незнакомцев, но он знал, как их успокоить. Несколько напевных слов, и они были готовы следовать за ним на край света. На столбах висело несколько фонарей, но зажигать их было нельзя, поэтому им пришлось обыскивать конюшню в темноте. Результаты были неутешительными. Пять лошадей. И почти никакого оружия. Леголас обнаружил в углу лук, который оставил себе, но в висевшем рядом колчане было не так уж много стрел. Кроме этого им попался только нож, простой, не боевой. Да, негусто. Впрочем, им главное добраться до укрытия, а там и оружие найдется.
    Теперь нужно было оседлать коней, по возможности бесшумно. Эльф коротко объяснил друзьям, что он поедет без седла и встал с луком наготове у дверей, внимателно вглядываясь в темноту. Акхар и Жаркх, которым рост не позволял помогать остальным с лошадьми, взялись открывать ворота. Вскоре животные были готовы. Но тут возник еще один вопрос - беглецов было семеро, а лошадей лишь пять. Леголас быстро предложил, чтобы двое варфов, как самые легкие, сели за спину к двум другим наездникам. Но у Ссариса было другое мнение на этот счет. Он уже чувствовал себя свободным и не хотел больше мириться с присутствием человека. Поигрывая ножом, он встал между Йорниром и лошадью и, оскалившись, заявил:
    - Тебе не зачем ехать с нами, человек. У тебя свой путь и ты можешь пройти его пешком. А варфы поедут вдвоем на одной лошади.
    Йорнир сник и покорно повернулся. Здесь, на пороге свободы, он вдруг почувствовал, что между ним и остальными пленниками опять встала стена. Но Леголас не собирался с этим соглашаться.
    - Он был с нами с начала и останется до конца. Без лошади ему не выбраться из города, ты прекрасно это знаешь.
    - Действительно, Ссарис, он не помешает нам. Мы же не можем бросить его, - нерешительно сказала Амалисса, потянувшись к руке серса, держащей нож. Тут все и случилось. Ссарис отдернул руку и зарычал в полный голос, оскалив зубы. Стоящая рядом лошадь в ужасе поднялась на дыбы. Одним копытом она со страшной силой ударила Амалиссу. С криком боли женщина упала на пол, задев стоящее там ведро. Ну вот. Теперь уж точно весь дом проснулся. А может и весь квартал.
    - Быстро, по коням, не время спорить, - воскликнул Леголас, кидаясь к дверям конюшни. Прежде чем запереть их, он успел увидеть мелькание факелов во дворе. Йорнир подскочил к Амалиссе, помогая ей подняться. Вирра держалась на ногах, но ее левая рука беспомощно болталась. Человек подсадил ее на лошадь, следом посадил туда же Акхара, приказав крепко держать женщину, на случай если ей станет плохо. Грок уже распахнул ворота и взобрался на коня. Остальные последовали его примеру. Леголас ухватил за руку Жаркха, подтянул себе за спину. Крикнул:
    - Держись крепко и не мешай, - и сдавил коленями бока лошади. В руках он держал натянутый лук. В момент, когда они проезжали сквозь ворота, дверь, наконец, не выдержала и рухнула, охранники ворвались в конюшню.
    - К восточным воротам,- закричал Йорнир. - Я знаю путь.
    Они неслись по ночным улицам, как ветер. Преследователи отстали. Но у ворот пришлось задержаться. О трех стражниках позаботился меч двура и стрела Леголаса. Но пока был найден ключ, поднят огромный засов и отворена тяжеленная створка ворот, в конце улицы уже показались огни факелов и послышался стук копыт. Похоже, наемники Сона нашли где-то еще лошадей.
    Нельзя допустить, что бы погоня была так близко. Они заметят местоположение убежища и, возможно, смогут в него проникнуть. Нужно их задержать. Но как? Ворота снаружи не запереть. Леголас принял единственное правильное решение. Он соскочил с коня, махнул друзьям рукой:
    - Мой лук задержит их и даст вам время. Быстрее!
    Йорнир попытался что-то сказать, но Леголас просто потянул на себя створку ворот, отрезая путь за пределы города. Он повернулся лицом к преследователям, сжимая в руках лук и пересчитывая стрелы и только тут заметил, что молчаливый варф, Жаркх, стоит рядом и в руках у него тяжелый меч одного из стражников.
    - Что ты здесь делаешь?! Уходи!
    Но варф лишь сверкнул глазами и растянул губы в полуулыбке-полуоскале. Спорить больше было некогда. Эльф плавно натянул лук и пустил первую стрелу в сторону факелов. Громкий крик сказал ему, что он не промазал.
    После второй стрелы преследователи догадались потушить факелы. Но это их не спасло, потому что Леголасу тьма не была помехой. Другое дело, что противников становилось больше, к наемникам Сона явно присоединились другие, а вот стрел в колчане оставалось все меньше. Вот и последняя нашла свою цель в темноте. Через минуту они поймут, что можно двигаться вперед. И только тогда Леголас вспомнил, что другого оружия, кроме бесполезного теперь лука у него нет. Достаточно ли времени он выиграл? Успели ли его друзья ускакать? В конце улицы послышался рев - это наемники кинулись вперед. И тут он впервые за все время услышал голос Жаркха. Голос на удивление спокойный и даже радостный.
    - Уходи. Ты сделал, что мог. Теперь моя очередь. Легко они не пройдут.
    Леголас знал, что варф прав. Но этот шаг за ворота города был одним из самых трудных в его жизни. И захлопнув за собой тяжелую створку, он прошептал:" Namarie, друг".
    Однако медлить было нельзя, иначе жертва Жаркха окажется бесполезной. На счастье лошадь, на которой они скакали раньше, никуда не делась, так и стояла возле ворот. Леголас вскочил верхом, и поспешил налево, в сторону леса, который начинался в полусотне шагов. У крайних деревьев темнела фигура всадника. Приглядевшись, эльф узнал Йорнира. То, что человек остался ждать его, хоть и было глупо, отозвалось теплой нотой в душе. Подъехав , он улыбнулся другу, но глаза того вдруг расширились и он изо всех рванул Леголаса за плечо. Они оба не удержались, скатились на землю. Громко заржал конь. Вскочив на ноги, эльф понял в чем дело - в плечо животного вонзилась стрела. Очевидно кто-то из преследователей догадался воспользоваться бойницей в городской стене. Если бы не рывок, стрела попала бы прямо эльфу в спину. Он лишь подивился остроте зрения Йорнира, на благодарности не было времени. Лошадь, хоть и раненная, скакать все же могла, и они молча углубились в лес.
    Тропа, по которой они следовали, была довольно широкой и они гнали коней во весь опор. Но спустя десять минут раненная лошадь Леголаса стала замедлять ход. Он перепрыгнул за спину Йорнира, нежно хлопнул своего скакуна по крупу и мысленно поблагодарил его за помощь. Они помчались дальше. Эльф, конечно, был легче человека, но все же их лошади достался двойной груз. На счастье, лес уже редел, по бокам дороги возникли холмы. Вот и те два, о которых говорил Гури, с древними камнями на вершинах. Они свернули направо. А вот и красный обломок скалы, и в земле рядом с ним темнеет вход. Рядом стоит вирра, тревожно вглядываясь во тьму. Женщина заметила их, замахала здоровой рукой. Вскоре они уже вводили коней в большую пещеру, где их ждали остальные друзья. Амалисса произнесла непонятное слово, камень со скрежетом встал на место. На какое-то время они были в безопасности.
***
    Леголас сидел на своей посели возле стены и перебирал в уме события последних дней, потому что больше делать было нечего. Вчера, когда они только добрались до убежища, все были очень возбуждены, все время прислушивались к звукам, доносившимся снаружи. Но постепенно беглецы успокоились, ничто не говорило о том, что их укрытие обнаружено. Друзья разошлись во все стороны, обследуя помещение. Похоже весь холм, а может и не один, был пуст внутри, образуя несколько пещер или больших нор. В первой, ближайшей к выходу, они устроили лошадей. Животным явно не нравилось находиться под землей и Леголасу опять пришлось призвать на помощь все свое умение, что бы успокоить их. В следующей, большой пещере они нашли все самое необходимое - светильники, еду и воду, оружие, постели, одежду самых разных размеров. Вскоре все уже спали, отдыхая от пережитого напряжения и оставив на всякий случай одного часового. Но время шло, по ощущениям Леголаса там, наверху, прошел один день и подходил к концу второй. Безделие и неизвестность все тяжелей давили на душу. Каждый справлялся с этим давлением как мог. Двур проделывал боевые упражнения с мечами, пока не падал от усталости. Амалисса методично обследовала все уголки пещеры. Акхар точил меч или сидел, глядя в пламя светильника - он переживал гибель родича. Леголас же был погружен в мысли.
    Этот мир был очень маленький и очень яркий. И его первый день в этом мире был таким же. Меньше чем за сутки он успел попасть в плен и сбежать оттуда. Напасть на след старого друга и обрести новых друзей...и потерять некоторых из них. Леголас думал о тех, кто остался позади. Маленький дром Гури..рискующий жизнью, чтоб помочь другим, такой маленький и беззащитный. Как он там? Увидятся ли они еще? Леголасу очень хотелось верить, что увидятся, потому что дром вызывал унего искреннее восхищение и удивление, но он хорошо знал, что одного желания недостаточно. Потом эльф подумал о варфе, оставшемся прикрывать их побег. Он наверняка погиб - преследователи были слишком разъярены сопротивлением, чтобы оставить его в живых. Леголас вспомнил, что по словам Акхара, Жаркх потерял жену в том же бою, когда попал в плен. Очевидно, он не смог смириться с этой потерей, вот почему его лицо выражало почти радость. когда он шел с мечом на врага. Странно, они не сказали друг другу и десяти слов, но для Леголаса смерть варфа стала тяжелым ударом. И, наконец, он вспомнил старого раба, Ареха. Его сморщенное лицо, горящие глаза, руки, вцепившиеся в плечи Леголаса. Дрожащий голос: "Возвращайтесь, пожалуйста!" Что-то в этом было...Амалисса сказала что-то про детские сказки, но может кто-нибудь знает больше? Леголас огляделся по сторонам. Йорнир лежал на постели, глядя в земляной потолок невидящими глазами. Он был в странном настроении и эльф решил его не трогать. Он обратился к сидящему неподалеку варфу:
    - Акхар, скажи мне, пожалуйста, что ты знаешь про эльвов?
    Варф бросил на него любопытный взгляд, но ответил как ни в чем ни бывало:
    - Эльвы...Некоторые говорят, что это сказки. Некоторые считают, что действительно была когда-то давно такая раса. Единственная раса, которая могла противопоставить себя людям. В то время люди были вынуждены сдерживаться. Они не смели хватать всех подряд и превращать в рабов. На острова они вообще совались только с целью торговли. Да, говорят, тогда они торговали, а не брали все, что им захочется. И рабов тогда было гораздо меньше, люди еще не разучились работать сами. Вобщем, люди и эльвы, они были как две силы, сдерживающие друг друга, и меньшим расам жить был гораздо легче. Говорят....да, говорят. что эльвы были выше людей и умнее их и обладали силами, неподвластными людям. Не обычной магией, а чем-то другим.
    - И что случилось? - напряженно спросил эльф.
    - Что? Ах, да...они ушли. Никто не знает куда именно и почему, но они ушли из этого мира. Не вымерли, как бывает со слабыми расами, а просто в один день сели на свои корабли и двинулись в море. Больше их никто не видел. Ну, так говорят легенды. Многие считают их просто сказками для детей. Некоторые верят, что действительно была такая раса когда-то, но что-то с ними случилось. Но есть кое-кто...мало кто, на самом деле. Они верят, что эльвы могут вернуться. Что бы поставить людей на место, чтоб навести порядок. Чтоб спасти рабов. Они их ждут. Что ж, каждый может верить во что хочет, но я уж лучше буду полагаться на свои силы, чем сидеть и ждать таких спасителей, - пробормотал варф и вернулся к прежнему занятию - полировке меча.
    Леголас надолго задумался. Эльвы, уплывшие на кораблях. Странная легенда. Возможно, она из тех, о которых говорил Митрандир. Возможно, в этот мир тоже просочились видения из других миров. Из его собственного. И Леголас легко бы смирился с этой мыслью, если бы не горящий взгляд Ареха. Может быть это просто легенда, но есть те, кто верит в нее. Кому она дает силы жить, веру в будущее, надежду. Надежду, которой не суждено сбыться.
    Эльф покачал головой. Ему отчаянно хотелось выбраться из этого мира. Он вспомнил свое пребывание в доме Лэймара - насколько там все было проще, чище, радостнее. Здесь же все казалось слишком мрачным, печальным, обреченным. Всего за два дня он успел узнать столько боли, увидеть столько отчаянья, пережить столько потерь. А ведь впереди у него еще 12 дней. И нужно продержаться, обязательно найти Гимли, добраться до места встречи с Митрандиром. Леголас вздохнул - земляной потолок нависал над головой, грозил раздавить, но еще мрачнее и тяжелее был груз, лежащий на сердце.
    Второй день их пребывания в укрытии подходил к концу, когда они услышали звук, которого ждали со страхом и надеждой - скрежет отодвигающегося камня, преграждавшего вход. В пещеру вошло существо, с головы до ног укутаное в черный плащ. Оно развело руки в стороны и глухим голосом произнесло:
    - Здравствуйте, друзья. Я - друг Гури.
    Затем существо откинуло назад капюшон и их взглядам предстала голая шарообразная голова бледно-зеленого цвета, со странными, словно затуманенными глазами, очень маленьким ртом и плоским носом. Ушей у существа не было, а на руке эльф заметил только три длинных пальца с тоненькими перепонками между ними. Варф рядом с ним шумно втянул воздух и сдавленным голосом произнес: "Маран". Он сказал это очень тихо, но пришедший услышал, повернулся лицом к Ареху. Губы его странно искривились.
    - Варф, - в его голосе звучла явная неприязнь. - Что ж. Тебе нужно привыкать, что помощь может прийти с самой неожиданной стороны. Для Братьев нет различия между расами. Существуют только люди и враги людей.
    Леголас почувствовал, как при этих словах Йорнир еще сильнее вжался в стену, у которой сидел. Движимый непонятным предчувствием, эльф передвинулся так, чтоб оказаться между человеком и мараном.
    Вновь прибывший действовал четко и быстро, раздавая указания и отвечая на немногочисленные вопросы. Спустя час они выбрались наконец из своего укрытия. Над землей стояла тихая безлунная ночь. Они двигались бесшумно, как тени, завернувшись в черные плащи, которые принес с собой маран. Он же привел запасных лошадей, так что проблем не возникло. Йорнир натянул капюшон до самого подбородка и держался возле эльфа. Леголас чувствовал в его мыслях тревогу, отчаянье и одиночество. Он понимал, что человек ощущает себя окруженным врагами и в любой момент ожидает гибели. Взгляды, которые бросал на него серс, лишь подтверждали опасения. "Я должен что-то придумать, я должен как-то сломать их предубеждение против людей, доказать, что человек может быть другом" - думал эльф, направляя лошадь между тонких стволов. Потом кинул взгляд на человека." Хотя я и сам не уверен, что это возможно".
    В воздухе уже чувствовался солоноватых запах моря. Еще немного - и они оказались на полосе песка, идущей вдоль берега. Там их ждала большая лодка, рядом сидел неизвестный им варф. При виде путников он вскочил на ноги, первым делом бросился приветствовать Акхара, затем остальных. Потом кивнул марану.
    - Ты должен уходить с ними, я останусь вместо тебя. Так сказал Гарадар.
    Маран лишь наклонил голову - похоже он ожидал чего-то подобного. Вскоре они все погрузились в лодку, оставив лошадей на попечение варфа. Маран сидел на носу, вглядываясь вперед. Вот у горизонта мелькнула слабая искра, он махнул рукой:
    - Корабль уже ждет. Скорее.
    Друзья налегли на весла
    Они поднялись на корабль и один из матросов проводил их в большую каюту. Навстречу им из-за стола поднялся огромный серс.
    - Здравствуйте, друзья. Добро пожаловать на мой корабль. Я - капитан Лиссар. Вы..
    Тут он резко остановился и издал змеиное шипение. Его взгляд был устремлен на Йорнира, только что откинувшего назад капюшон. В два стремительных шага он оказался рядом с человеком, сжимая в руке неизвестно откуда взявшийся кинжал. Но Леголас был еще быстрее. Он успел шагнуть между ними и одной рукой поймать уже занесенную для удара руку капитана.
    - Человек на моем корабле, - прошипел серс. - Кто посмел привести сюда человека?
    - Этот человек - мой друг, - ответил эльф, стараясь говорить максимально спокойно и убедительно. - Он был рабом и бежал вместе с нами.
    - Человек не может быть другом. Это их очередная уловка. Он решил втереться к вам в доверие, чтобы разузнать побольше о силах Союза. Шпион!
    - Он спас мне жизнь!
    - Это тоже была уловка. Нельзя верить человеку, что бы он не делал - это мое правило.
    - Я верю ему. Я знаю, что он не лжет, - это был последний довод и Леголасу очень не хотелось применять его. - Он не предаст нас. Я вижу его мысли, так же как вижу твои, капитан Лиссар Асскуритин из клана Желтой Скалы. Я знаю, почему ты ненавидишь людей и я скорблю о твоей потере. Я знаю, что сейчас ты жаждешь крови. Но я не позволю тебе сделать этого.
    - Кто ты такой? - желтые глаза серса впились в его лицо, совсем близко оказалась его оскаленная пасть.
    - Меня зовут Леголас. Я попал в плен, так же как и остальные. Как и остальные, я бежал оттуда. Мы вместе подвергались опасности. Они все друзья мне, в том числе и человек.
    - Ну, это твои проблемы, - произнес серс. - Здесь я - капитан. И на моем корабле человек может присутствовать только в одном виде - мертвом.
    - Прекрасно, - ответил как ни в чем ни бывало эльф. - В таком случае сначала тебе придется убить меня.
    - Что ж, если таково твое желание,- протянул капитан, хищно улыбаясь и напрягая мышцы руки. Эльф знал, что серс намного сильнее его, поэтому он отпустил его руку, выхватывая кинжалы, которые он нашел себе еще в пещере.
    Тут вперед шагнула молчавшая до сих пор вирра. Ее локоны обхватили запястья противников, уже скрестивших оружие. Эльф опять подивился их силе.
    - Если бы не Леголас, мы бы не выбрались из клетки, где нас держали. Ему мы обязаны свободой.
    - Он рисковал жизнью, оставшись прикрывать наше бегство. Я в долгу у него и ты не причинишь ему вреда, пока я жив, - это Акхар присоединился к женщине, сжимая в руках обнаженный меч.
    К удивлению Леголаса мрачный двур тоже шагнул вперед и стал рядом с друзьями. Он ничего не сказал, лишь многозначительно расправил свои мускулистые руки.
    Лиссар на мгновенье сузил глаза, затем отступил и плавным движеньем убрал кинжал в ножны.
    - Что ж, хорошо. Если тебе так нравится этот человек - оставь его себе. Только учти, человек, - сказал он Йорниру, злобно улыбаясь. - На территории Морского Союза ты можешь присутствовать лишь как раб. Так же как любой из нас - на территории материка. Так что...слушайся своего хозяина, раб.
    Все с той же улыбкой капитан повернулся к ним спиной, вызвал матроса и приказал отвести прибывших в предназначенные для них каюты.
    - Завтра вечером вы предстанете перед Советом Морского союза. И там каждый из вас решит, как жить дальше.
***
    Оказавшись наконец в каюте, куда отвели их с Йорниром, Леголас неспешно выложил на стол кинжалы и опустился на постель. Но человек так и стоял возле двери, не шевелясь. На вопросительный взгляд эльфа он произнес тусклым голосом:
    - Что прикажете...хозяин?
    Леголаса вздрогнул, словно его по лицу ударили. Он не мог заставить себя сказать хоть одно слово. Но Йорнир правильно понял его взгляд, быстро шагнул вперед, схватил за руку:
    - Прости! Прости меня, пожалуйста, друг. Я...я не хотел оскорбить тебя. Просто...- он рухнул на койку и обхватил голову руками. - Зачем я увязался за вами? На что я надеялся? Я имею не больше права находиться здесь, чем там. Люди отвернулись от меня. А для остальных я враг, и всегда останусь врагом. И я их не виню за это. Мне хватило нескольких дней в рабстве, чтоб понять, как же они должны нас ненавидеть. Ну да, на собственной шкуре лучше все чувствуется. Да только что толку? Наверное, ты все же зря спас меня. Мне не осталось места под этим солнцем.
    Леголас присел рядом с Йорниром, обнял его за плечи, притянул к себе, как маленького ребенка...Да он и был по сравнению с ним лишь ребенком.
    - Ну что же ты, Йорнир. А как же надежда? Надеяться надо всегда, даже когда кажется, что все рухнуло. Уж поверь мне, я знаю что говорю, - он грустно улыбнулся. И, неожидано для самого себя, рассказал другу все. Все о себе и своем мире, и о том, как он попал сюда, о Гимли и Митрандире. Обо всем. Йорнир слушал, не отрывая от него глаз, не произнося ни слова, как ребенок слушает удивительную сказку. И только когда эльф устал замолчал, он протянул руку, слегка сжал его плечо:
    - Леголас....я рад, что встретил тебя. Я рад, что ты мой друг. И я сделаю, все что могу, что бы помочь тебе, - его голос дрогнул, потому что теперь он точно знал, что бы не случилось - им суждено растаться. В который раз за прошедший два дня он удивился, каким образом этот эльф, чуждое существо, не человек, стал так дорог ему. Ему и сейчас тяжело думать о разлуке, что же дальше будет. Но он отодвинул эту мысль подальше. Хватит думать о себе.
***
    Солнце уже высоко поднялось над морем, когда Леголас вышел на палубу. Йорнир все еще спал, а эльфу захотелось увидеть здешний океан. Он не разочаровался - вид был великолепный. Ярко-бирюзовые волны плавно пересекали морскую гладь. Небо было ярко синим, а солнечные лучи разбивались о поверхность воды и разлетались сотнями бликов. Огромные белые птицы, намного больше чаек, кружили над кораблем, издавая иногда почти человеческие крики. Леголас вдохнул воздух - смесь запахов соли, водорослей и еще чего-то, неуловимого, смесь, что давно сводила его с ума, заставляя забыть друзей и дом, маня вдаль. Он закрыл глаза, подставляя лицо ветру, игравшему прядями его волос.
    - Нам повезло, - раздался глухой голос у него за спиной. - Ветер попутный и, если морские боги будут благосклонны, мы будем на месте еще до заката.
    Леголас обернулся и увидел стоящего немного в тени марана, того самого, что забрал их из укрытия и привел на корабль.
    - Ты моряк? - поинтересовался он.
    - Да ты похоже действительно мало знаешь, - засмеялся маран. - Твой приятель, варф, тебя не просветил? Мы, мараны, морской народ. Мы чувствуем себя в воде так же свободно, как на суше. Ветра и течения для нас - открытая книга, которую мы учимся читать в детстве, еще до того, как начать ходить. Море - наш дом, мы не привязаны к нашему острову...наверное за это нас так не любят варфы. Для них, напротив, главное богатство - их земля, воды они не любят. Ну и от людей им больше достается, они ведь цепляются за каждый кусочек земли, за каждый камушек, как будто это сокровище, тогда как мы всегда можем укрыться в море. Их богатства их же поработили, а мы - свободный народ.
    - Никчемный, ты хочешь сказать, - оказывается Акхар тоже вышел на палубу и услышал их разговор. - Какая же это свобода - ни корней, ни земли, ни дома. Обычные бродяги - вот вы кто.
    - А много ты видел маранов-рабов? Мы не держимся за вещи, зато свободу у нас отнять не так-то легко.
    - Ну да...вы же в бой не вступаете, предпочитаете скрыться в воде. Трусы!
    - Скряги!
    - Бродяги бездомные!
    - Землекопатели безмозглые!
    Леголас понял, что этот спор очень давний и все аргументы в нем давно известны обеим сторонам. Он решил перевести разговор в другое русло.
    - Скажи...прости, я не знаю твоего имени..
    - Альквар, - пробурчал маран, косясь на варфа.
    - Скажи мне, Альквар, известно ли тебе что-нибудь о судьбе наших друзей, оставшихся в городе?
    - Ты говоришь о том варфе, что остался у ворот? - Маран заметно помрачнел. - Я слышал, что он славно сражался и увел с собой на Дороги Ушедших пятерых человек. Славное деяние. - Он явно ритуальным жестом провел рукой по лицу сначала сверху вниз, затем поперек, по глазам.
    Леголас склонил голову. Он знал, он и не надеялся услышать другого, но боль потери все равно была велика. Помолчав минуту он спросил:
    - А что с Гури? Это дром, который помог нам найти убежище. Он остался там, в доме Сона..что с ним?
    - Не волнуйся за него, эльф - маленький рот марана растянулся в подобии улыбки. - Никто не заподозрил его. Люди глупы - они считают дромов слабыми, добродушными существами, неспособными на сопротивление.
    Эльф вздохнул с облегчением - ну, хоть одна хорошая новость. Но его волновала судьба еще одного существа.
    - Скажи, Альквар, ты не знаешь ничего о Арехе? Он был рабом Сона, но он помог нам бежать и я думаю...
    - Нет, - отрезал маран. - Мне ничего не известно о нем. Я знаю лишь то, что мне сообщили друзья.
    "Ну чтож, и то хорошо",- подумал Леголас. "По крайней мере отсутствие известий оставляет надежду." "Кого ты пытаешься обмануть?" - спросил внутренних голос."Ты знаешь, что ему грозило. Он сам знал это и сам выбрал." Эльф опять вспомнил этот горящий взгляд и лихорадочный шепот "Пожалуйста, возвращайтесь". Это воспоминание становилось навязчивой идеей, оно преследовало его ночью и днем. И он не мог отделаться от странного чувства вины.
    Он еще много времени провел на палубе, потом спустился в каюту, где его ждал уже проснувшийся Йорнир. Они вместе поели, обсуждая дальнейшие планы розыска Гимли...и вместе пришли к выводу, что планы строить бесполезно, пока они не узнают побольше о том, куда они плывут и что их там ждет. Но на все вопросы Альквар, к которому эльф обратился, потому что капитана после вчерашнего видеть не хотел, отвечал только :
    - Вы должны предстать перед Советом Морского Союза. Там каждый из вас выберет дальнейший путь, потому что Союз никого не заставляет сражаться на своей стороне против воли.
    Время шло, приближался вечер. Когда солнце почти коснулось краешком линии горизонта в дверь каюты постучали. Это был один из матросов с сообщением о том, что капитан просит их пройти в общую каюту. Когда они вошли, оказалось, что там уже находятся все бывшие беглецы, а так же изрядная часть команды. Окна были плотно закрыты чем-то снаружи, каюта освещаласть несколькими свечами. Капитана видно не было, но на их вопрсы быстро нашелся ответ. Вперед шагнул все тот же Альквар.
    - Пожалуйста, не волнуйтесь. Мы приближаемся к цели нашего путешествия. Закон таков, что только доверенные члены Союза могу видеть это место. Оно не обозначено на картах, его нельзя обнаружить с помощью магии. Вы сможете выйти только тогда, когда мы окажемся внутри.
    - Внутри чего? - воскликнула вирра.
    - Вы увидите, - улыбнулся маран и замолчал.
    Все покорно расселись по углам, разговаривать особо никому не хотелось. Леголас прислушивался к тому, что происходит снаружи, но он не был опытным мореходом и не мог по одним звукам понять, что там творится. Время тянулось ужасно медленно, последние разговоры давно смолкли. Команде было легче - они занимались привычными делами - кто латал одежду, кто играл в какую-то неизвестную эльфу игру. Беглецы же были погружены в думы о том, куда они движутся и что их там ждет.
    Свечи уже догорали, когда дверь распахнулась и в каюту вошел капитан Лиссар. Потирая руки и оскалившись своей многозубой улыбкой, он выдержал паузу. Его матросам указания были ненужны, они уже бросились наружу. Когда в каюте остались только он, Альквар и беглецы он наконец произнес:
    - Мы прибыли. Приведите себя в порядок и заберите вещи из кают. Первым делом вас ждет Совет, потом уже все остальное. Альквар покажет дорогу.
    Вещей у них вобщем-то не было. Кинжалы Леголас все время носил с собой, так же как Йорнир - меч. Они лишь захватили плащи и вышли наружу. И замерли в изумлении.
    Теперь Леголас понял, что имел ввиду Альквар, говоря "внутри". Они действительно находились внутри то ли горы, то ли огромного здания. Нет, все же горы. корабль стоял возле пристани, построенной на каменном берегу. Полоса воды здесь была не очень широка, но, очевидно, глубины хватало для морских кораблей. Куда не глянь, со всех сторон их окружали каменные стены. Каменный свод плавно сужался кверху и в центре купола виднелось отверстие, сквозь которое внутрь заглядывали звезды. Эльф не мог рассмотреть в подробностях всю подземную гавань, потому что свет исходил только от факелов, и дальние края прятались в непроглядной тьме. Но он успел заметить несколько улиц, разбегавшихся от гавани в разные стороны и уступами поднимавшихся вверх. заметил так же и окна, пробитые в каменных стенах и понял, что вся внутренняя поверхность горы должно быть изрыта и представляет собой подземный город. "Гимли бы это понравилось", - улыбнулся эльф. "Хотя...пожалуй с его точки зрения тут слишком близко к морю". Но эта мысль напомнила ему, что, возможно, здесь он наконец узнает о судьбе своего друга и, прекратив оглядываться, Леголас двинулся вперед, за Алькваром, уже ждущим на берегу с факелом в руках. Скоро он все узнает. Скоро.

© Rohirrimka

назад                                               оглавление                                               вперед


Тексты Ссылки Guestbook