Осколки снов. Тексты на rohirrimka.nm.ru


назад                                               оглавление                                               вперед

  Долгая дорога на Запад-2. Часть 3                              

***
    Маран шагал быстро и уверенно. Похоже он был здесь не первый раз и отлично знал дорогу. Друзья следовали за ним, и каждый держался по разному. Вирра не стесняясь вертела головой по сторонам, разглядывая улицы и светильники. Варф что-то бормотал себе под нос и пару раз наклонился, чтоб подобрать с дороги камень и рассмотреть его поближе. Двур сложил обе пары рук на груди и по выражению его лица было заметно, что он чувствует себя неуютно. Серс шагал широко, глядя под ноги, и по выражению его лица нельзя было сказать совершенно ничего. Йорнир шел рядом с Леголасом и изо всех сил старался показать, что он спокоен. Но эльф безо всякого осанве видел, что человек встревожен, удивлен, испуган, смущен...вобщем, переживает целую бурю эмоций, и он его в этом не винил.
    Дорога меж тем карабкалась вверх, мимо врезанных в камень дверей, иногда разветвляясь, иногда сужаясь, но не прекращая подъема. Наконец они оказались на самом высоком уровне. В каменной стене здесь возвышались настоящие резные ворота. Маран стукнул в них несколько раз и одна из створок распахнулась. Друзья шагнули внутрь и, пройдя по короткому темному коридору, оказались в маленькой комнатке, освещенной единственной свечой. Вдоль стен стояло несколько простых стульев, на маленьком столике в углу эльф заметил кувшин, очевидно с водой или напитком, и несколько чаш. Возле столика стоял маран, как две капли воды походивший на приведшего их Альквара. Он повел в сторону трехпалой рукой, кивнул вошедшим:
    - Располагайтесь. Здесь вы будете ждать своей очереди предстать перед Советом. Каждый из вас войдет в эту дверь один, - он махнул рукой за спину, где за тканым занавесом скрывалась еще одна дверь.- Каждый из вас расскажет свою историю - как он попал в рабство и как выбрался из него. Каждому из вас будет предложен выбор - как поступить с полученной свободой. Ждите.
    И с этими словами маран скрылся за занавесом. Через минуту оттуда донесся прглушенный голос: "Войди, друг!". Друзья переглянулись и Ссарис решительно шагнул за дверь.
    Время шло. Магия тому причиной, или просто толщина двери, но из соседней комнаты не доносилось не звука, кроме периодически раздающегося:"Войди, друг!". Один за другим беглецы шагали за дверь и толи оставались в той комнате, толи их выводили через другой выход - ни один не вернулся в комнату ожидания. Наконец в ней остались только Леголас с Йорниром. Эльф нарочно пропустил всех вперед - он не хотел оставлять человека одного. Он чувствовал ответственность за друга - ведь он сам заставил его поверить, что надежда есть, нельзя чтоб это оказалось ложью.
    Наконец раздался очередной призыв. Леголас с Йорниром переглянулись и, невзирая на указание, вместе отодвинули занавес и шагнули сквозь дверь. Они оказались в довольно большом зале, который, очевидно использовался для разных целей. Справа от них возле стены стоял длинный полукруглый стол и за ним расположился Совет Морского Союза. Это было самое любопытное зрелище, когда либо виденное Леголасом. Похоже, в Совет входили представители всех рас этого мира...по крайней мере всех рас, представленных в Союзе. Он увидел все уже знакомые ему виды: вирр с шапкой живых волос, старый бородатый варф, желтоглазый серс, круглоголовый маран в зеленом балахоне,женщина-двур - несколько необычное зрелище. Но были и такие, каких он не мог бы представить в самом страшном сне. Вроде человека с львиной гривой и торчащими из нее острыми ушами - в его лице было что-то кошачье и Леголас заметил, как ногти..нет, скорей когти на его пальцах внезапно удлинились, оставив на столе десять длинных царапин, а потом также внезапно втянулись обратно. Или женщины с огромными немигающими глазами в пол-лица, чьи руки, казалось, вообще не имели костей и извивались как змеи. Но почему-то Леголас совершенно не удивился, когда существо, сидевшее в центре стола и первым обратившееся к нему оказалось дромом.
    - Здравствуйте, друзья, - произнес дром почти детским голосом. - И все-таки зря вы нарушили правила - перед Советом каждый из вас должен предстать в одиночку.
    - Здравствуй, друг, - ответил Леголас и услышал, как Йорнир тоже пробормотал приветствие. - Простите, что я нарушаю обычаи. Но, как вы видите, мой друг - человек, и я уже успел убедиться, что не все здесь захотят выслушать его...поэтому мы будем говорить вместе.
    При этих словах среди членов Совета раздался шепот, некоторые выглядели возмущенными, некоторые - просто удивленными, и только дром улыбнулся.
    - Хорошо. Но сначала расскажи нам свою историю.
    Леголас собрался с мыслями.
    - Мое имя - Леголас, и я эльф. Мой дом далеко отсюда. Но мой друг, Гимли, пропал две недели назад...уже почти три...на берегу материка недалеко от города Ладонны. Я отправился по его следам, чтоб найти его. - На этом месте несколько членов Совета обменялись странными взглядами. - Мне повезло попасть к тому же торговцу рабами, что и мой друг, но его там уже не было. Я узнал, что он бежал вместе с несколькими другими рабами. Я так понимаю, что Братство знает о всех таких побегах и все беглецы попадают сюда. Поэтому я очень надеюсь, что вы скажете мне, что с моим другом и где он.
    Конечно, этого было недостаточно, и Леголасу пришлось описать все подробности их побега из плена. Он пытался не упоминат ь разговор об эльвах, но ему пришлось объяснить, почему старый Арех решил помочь ему. Он также лишь вскользь упомянул то, как остался в воротах задерживать погоню, но его слушатели верно оценили его поступок и в их взглядах появилось уважение.
    Леголас закончил рассказ. Члены совета обменялись взглядами и несколькими словами, которых его острый эльфийский слух почему-то не уловил. Наконец дром произнес:
    - Эльф Леголас. Ты заслужил доверие Совета и право вступить в Морской Союз. Но выбор за тобой - будешь ли ты сражаться вместе с нами или вернешься к себе домой?
    - Я....я благодарю Совет за доверие. Я был бы рад остаться здесь и сражаться вместе с вами. Но я не могу. Я должен найти своего друга и вернуться в мой...домой.
    - О своем друге ты можешь не волноваться, - произнес сидящий рядом с дромом вирр. - Он действительно попал сюда. Сейчас он на одном из кораблей Союза. Насколько я знаю, завтра они должны вернуться и ты увидишь его.
    Леголас почувствовал, как волна радости прокатилась по его телу. Гимли жив и, похоже, успел вжиться в этот мир. Интересно, почему он на корабле, он же терпеть не может плавать? Почему он не остался на суше? Но это неважно, главное - его друг жив, они скоро увидятся. Его отчаяный план все-таки оказался удачным, поиски завершены, осталось лишь дождаться назначенного Митрандиром дня и они вернутся в родной мир. Но его мысли прервал голос дрома:
    - Теперь твоя очередь, человек. Расскажи свою историю.
    Леголас вспомнил, что еще не все закончилось. Он нашел старого друга, теперь нужно сохранить нового. Йорнир глубоко вздохнул, шагнул вперед и начал говорить:
    - Я - Йорнир, сын Харнира....человек.
    Вдоль стола опять прокатилась волна шепота и хмурых взглядов, но Йорнир не обращая внимания продолжал свой рассказ. Он держался спокойно и говорил ровным голосом, но Леголас видел, каких усилий ему это стоило, как сжимались его кулаки, как подрагивала жилка на виске, когда он произносил имя сестры. Наконец он замолчал. На это раз обмен взглядами и неслышными словами занял гораздо больше времени. Сидящий за столом серс вдруг вскочил:
    - Это все не имеет значения! Он человек - и этим все сказано. Я не потерплю здесь человека!
    Несколько членов Совета поддержали его. Леголас не выдержал:
    - Да что с вами! Какая разница, к какой расе он принадлежит! Он ее не выбирал, он не виноват, что родился человеком, так же как ты не виноват, что родился серсом. Ну как можно судить человека только за то, что он человек? Это ведь от него не зависит. Судите не по тому, как он выглядит, судите его по делам и поступкам! Он участвовал в побеге, он не выдал нас, а помогал. Он мне жизнь спас. И все это ничего не стоит только потому, что он человек?
    Леголас не на шутку разозлился. Его еще дома раздражало, когда кто-то считал принадлежность к той или иной расе главным фактором определяющим ценность жизни. А его родичи, эльфы, смеявшиеся и не принимавшие всерьез его дружбу с Гимли только потому, что тот - гном? И то, что даже Линдир не понимал его привязанности к Арагорну - он ведь человек, смертный, его время огранчено. Но то, что он увидел в этом мире было еще хуже. О Эру Единый, вразуми их! Опять раздался тихий голос дрома.
    - Я понимаю твои доводы. Но пойми и нас - годы, века вражды, недоверия, ненависти. Через это не так просто переступить. Нельзя вот так просто поверить в то, что человек может быть другом.
    - Так не верьте просто так! - воскликнул вдруг Йорнир. - Я не прошу жалости. Испытайте меня. Я - воин, я обучен сражаться. Отправьте меня с любым из ваших боевых кораблей и я в бою докажу, что сделал свой выбор.
    - Ты будешь сражаться против своих родичей? - недоверчиво спросил варф.
    - Они отказались от меня. Там мне больше нет места. Значит я должен заслужить место здесь, так?
    Последовала еще минута обсуждения, в конце которого серс стукнул кулаком по столу и сердито отвернулся. Дром покачал головой и обратился к человеку.
    - Человек Йорнир. Тебе будет дан шанс заслужить доверие Совета. Пока же ты находишься здесь под слово и ответственность Леголаса. Ты понял?
    Йорнир склонил голову. Глаза его упрямо сверкали, но он все же произнес:
    - Благодарю.
    Только тут Леголас наконец выдохнул. Все это время он не переставал думать о том, что в случае отказа Совета принять Йорнира им, возможно, придется сражаться. Он с улыбкой и благодарностью посмотрел на дрома и тот улыбнулся ему в ответ.
    Тут в зале появился Альквар, который пожал им руки и отвел в маленький домик немного вниз по улице. Здесь им предстояло ждать возвращения корабля с Гимли.
***
    Корабль появился вечером, когда в отверстии каменного свода зажглись яркие звезды. Весь день Леголас с Йорниром были предоставлены сами себе. Они отдохнули немного в своем доме, перекусили и все оставшееся время бродили по каменным улицам. Эльф не переставал удивляться размерам этого подземного города. Было похоже, что он занимает внутренности целой огромной горы. Не меньшее удивление вызывали и существа, населявшие этот город. Как мог такой маленький мир вместить такое разнообразие рас - пестроту форм, размеров, цветов? Йоринир рассказывал другу все что знал о встречавшихся им существах - названия рас, особенности, историю взаимоотношений с людьми..хотя этот пункт особым разнообразием не отличался. Люди стремились поработить всех и в ответ получали всеобщую ненависть.
    Когда стемнело, друзья спустились к пристани. Там уже собралось немало встречающих - весть о прибытии корабля не держали в тайне. Йорнир натянул поглубже капюшон плаща, он устал от постоянных неприязненных взглядов и удивленного шепота за спиной. Леголас же с любопытством оглядывался, пытаясь представить, как корабль попадет сюда. Наконец раздались радостные возгласы и из-за каменного выступа показались полуспущенные паруса. Спустя десять минут раздался стук трапа о доски причала и команда начала спускаться на берег. Эльф вглядывался в освещенную факелами тьму. Нет..нет..да, вот он!
    - Гимли, друг! - Леголас легко проскользнул сквозь толпу и обнял гнома. Тот не мог сказать ни слова от радости и удивления. Наконец, после нескольких минут объятий, невнятный возгласов и похлопывания по плечам, он справился с собой.
    - Леголас! Как, откуда? Откуда ты взялся, старый друг?
    -Я искал тебя! Неужели ты думал, что от меня можно скрыться, всего лишь забравшись в другой мир?
    - Но каким образом?...
    - О..это длинная история. Идем, я расскажу ее тебе по дороге. Мы подготовили тебе неплохую встречу. Это конечно не пир во дворце, но тебе понравится.
    - Мы? - удивился гном.
    - Ах да! Гимли, знакомся, это Йорнир. Мой новый друг.
    - Йорнир? - гном окинул человека подозрительным взглядом. - Но он же человек?
    - Прекрати, Гимли, уж мы то с тобой можем не обращать внимания на подобные глупости. Множество наших друзей были людьми.
    - Но не здесь! Здешние люди, они...
    - Гимли, - твердо сказал эльф. - Я сказал тебе, что Йорнир мой друг - неужели этого мало. Я ему жизнью обязан.
    Выражение лица гнома тут же изменилось, он улыбнулся и прижав руку к сердцу, поклонился человеку.
    - Прошу простить меня, мастер Йорнир. Наверное жар недавней битвы затмил мои мысли. Но жизнь моего друга - бесценна для меня, и значит я у вас в долгу.
    - Ну что вы! - смутился Йорнир. - Глупости все это. Если я и сделал что-то для Леголаса, он уже отплатил мне, спасая мою жизнь, и не раз. Но я надеюсь со временем стать вашим другом, ибо много наслышан о вашей доблести и ваших подвигах.
    - О Эру! Да прекратите вы, оба! Какой стиль, какой слог...разве так друзья общаются? И вообще, Йорнир, должен тебя предупредеить, что по части велеречивости гнома превзойти трудно.
    - Эй! По крайней мере я стихами не говорю, как некоторые - ухмыльнулся Гимли и друзья расхохотались.
    -Ну ладно, пошли, там стол накрытый ждет, - Леголас обнял друга за плечи и двинулся от причала. Но тут гном замер и повернулся назад.
    - Э...Леголас..я..ммм...я тоже хочу вас кое с кем познакомить, - с этими словами он метнулся в сторону корабля.
    Эльф никогда еще не видел гнома таким смущенным. В чем дело? Через минуту он понял - в чем.
    Гном вернулся к друзьям, ведя за руку...девушку? женщину? Трудно было сказать, потому что лицо ее не носило никаких следов возраста. Роста она была такого же, как и гном, но на этом сходство заканчивалось. У нее была стройная девичья фигура, которую окутывала тонкая голубая туника, а за плечами свисал белый плащ. Маленькие босые ступни, тонкие руки, узкое лицо с большими синими глазами и розовыми губами, образующими смущенную улыбку. Золотистые вьющиеся волосы заплетены в свободную косу, спускающуюся ниже пояса. Видя их изумленные взгляды она смутилась еще больше, опустила взгляд, а плащ за ее спиной как-то странно шевельнулся...Да нет, это был не плащ, а тонкие белые крылья, которые она, очевидно в смущении, расправила и сложила вновь. Леголас кинул вопросительный взгляд на Йорнира, но человек был удивлен не меньше его - он тоже впервые видел подобное существо. Тут, наконец, заговорил Гимли:
    - Друзья, это Мийяна. Ей я обязан многим, в том числе, пожалуй, и собственной жизнью. Она помогла мне, когда я попал в плен, раненный и не понимающий, что со мной. Мы бежали вместе и вместе прошли через опасности. Она - мой друг, и я надеюсь, станет вашим другом тоже. Ну и, кроме того, ей некуда идти здесь, у нее нет ни друзей ни родных, никого, кроме меня.
    - В чем же дело? - ответил Леголас, справившись наконец с удивлением. Он галантно поклонился. - Госпожа Мийяна, позвольте пригласить вас в наше скромное жилище и предложить кров и угощение?
    - Я буду рада познакомиться поближе с друзьями Гимили,- улыбнулась Мийяна. Голос ее звучал, как стеклянные колокольчики. - Я принимаю ваше приглашение.
    - Я счастлив помочь вам.
    - Легола-ас! Кажется теперь ты решил превзойти гнома в велеречивости? - вздохнул Гимли. - Ми - не какая-нибудь придворная дама, она своя...с ней можно нормально разговаривать.
    - О да, пожалуйста! - засмеялась его спутница. - Это будет намного удобнее - и мне и вам.
    И друзья, смеясь и разговаривая, двинулись вверх, к своему домику.
    По дороге им не очень-то удалось поговорить, поэтому, когда он наконец добрались до дома, умылись и уселись за стол, украшенный изрядным количеством еды, Леголас уставился выжидающе на гнома:
    - Гимли...а теперь рассказывай, все подробно с самого начала.
    - Да что тут рассказывать. Ты помнишь, конечно, эту бурю, с которой все началось. Меня подхватило и понесло неведомо куда. Потом я оказался в воде. Я успел бросить свою секиру и стянуть шлем, но кольчуга...она тянула меня вниз..и дальше я ничего не помню. А когда я вновь открыл глаза - оказался в клетке, окруженный неизвестными существами. Признаюсь честно, друг мой, никогда в жизни еще Гимли, сын Глоина, не был так испуган. Даже там, на тропе Мертвых. Там я хоть знал, чего боялся, а тут..оказавшись неизвестно где, окруженный неизвестно кем, не понимающий ни слова из обращенных ко мне...с раскалывающейся головой и не чувствующий правой руки. Хвала Всевышнему, что рядом оказалась Ми. Своей магией она исцелила мои раны и облегчила боль, но главное - она успокоила мой разум. Она обратилась ко мне на моем собственном языке.
    - Как? - воскликнул Леголас. - Откуда она его знала?
    - О, это очень просто, - прошептала Мийана, опуская глаза. Она так мило смущалась. - Это обычные чары Понимания. Их все знают.
    - Обычные?! - тут уж удивился Йорнир. - Простите, госпожа, но я кое-что слышал об этих чарах. Они считаются одними из самых сложных и редко кто способен пользоваться ими, потому что они требуют прямого соприкосновения разумов.
    - Но...но для моего народа это обычно, - ответила Мийана, окончательно смутившись. - Мы всегда используем их, когда говорим о чем-нибудь серьезном.
    - Счастивый же вы народ, - пробормотал Йорнир.
    - Ну, как бы то ни было, Мийана помогла мне, вернула мне силу и объяснила, где я оказался. Ты, друг, можешь представить мой гнев, когда оказалось, что эти дети в....эээ, прости, Ми...что эти люди собрались сделать меня рабом. Меня, свободного гнома! Ха! Этот человек, хозяин, так радовался, так потирал руки. Как торговец, обдуривший покупателя на рынке. Все бормотал что-то про любителей боев. Я понимал его, потому что мне на шею нацепили вот это, - тут Гимли вытащил из-за пазухи металлическую цепочку. На ней висел плоский круглый камень бледно-зеленого цвета, оправленный, похоже, в серебро и с вырезанным на поверхности странным символом.
    - Амулет Слова, - поизнес Йорнир. - Позволяет понимать слова, сказанные на любом языке и самому говорить на нем. В отличие от чар он переводит только то, что сказанно, а не то, что имелось ввиду. - Тут он опять бросил странный взгляд на Мийяну. - Это довольно дорогая вещь. Похоже Сон и впрямь расчитывал получить за тебя большие деньги.
    - На что бы он там не расчитывал - он крупно просчитался. Не нашелся еще человек, способный сделать гнома рабом. На следующий же день, вечером мы выбрались на свободу. Этот дурак укрепил потолок заклинаниями, но думал, что каменные стены остановят нас. Ха! Да я нашел десяток слабых мест в этой кладке. Мы выбрались так тихо, что они наверняка до самого утра ничего не заметили. О, утром они устроили такой переполох...прочесали весь лес..Да только мы в лес не пошли. Один из бежавших с нами был родом из этого города - сын рабыни. Он показал нам прекрасное убежище. А потом нас нашли Братья - я до сих пор не знаю как. И я оказался здесь. К тому моменту я смирился с тем, что мой родной мир навсегда потерян. И тогда я решил, что пока жив, успею еще принести здесь хоть небольшую пользу. И попросиля на один из боевых кораблей Морского Союза. Ми тоже отправилось вместе со мной - она говорит, что таков ее выбор, - гном бросил заботливый взгляд на сидящую рядом женщину. - Я думал, что теперь моя судьба предрешена..И что же я вижу, вернувшись из первого же плавания? Тебя, Леголас! Уф, теперь твоя очередь рассказывать, как ты тут оказался!
    И Гимли потянулся за кружкой, что бы промочить горло после такой долгой речи. Леголас тем временем вкратце пересказал свои приключения - дом Лэймара, встречу с Митрандиром, решение искать Гимли, плен, побег.
    - Я одного не понимаю, Гимли. Митрандир сказал, что обыскал весь этот мир при помощи магии, а он-то свое дело знает. Почему же он не почувствовал твоего присутствия?
    Ему ответила Мийяна:
    - Наверное в это время Гимили был здесь, в этом городе. Морской союз не случайно сделал его своей столицей. Эта гора почти полностью состоит из эйрамиля - вещества, отражающего магию. Из него делают доспехи, защищающие от боевых заклинаний, строят комнаты, защищенные от чар подслушивания. Это место невозможно обнаружить ни обычными способами ни магическими.
    - Так вот почему люди даже не знают о нем! - воскликнул Йорнир. - Сколько лет считалось, что у Морского Союза не существует сухопутных баз. - Тут он заметил быстрый взгляд, брошенный гномом. - Не волнуйтесь, мастер Гимли. Я не шпион. Сколько бы я не узнал тайн Союза, они не помогут мне вернуться к людям, так что...
    Леголас поспешил перевести разговор на другую тему.
    - Госпожа Мийяна, простите мое любопытство. Я очень благодарен вам, за все что вы сделали для Гимли. Будет ли невежливым, если я попрошу вас рассказать свою историю?
    - Леголас, я думаю ты просто не способен быть невежливым, - тихо засмеялась женщина. - И пожалуйста, зови меня просто Мийяна..и на ты...такое обращение мне ближе и приятнее. И я с удоволствием расскажу вам свою историю. Я верю вам, потому что вам верит Гимили. Но я должна просить сохранить это по возможности в тайне. Ладно?
    Она окинула взглядом своих собеседников и они кивнули ей в ответ.
    - Ну что ж, - она глубоко вздохнула, словно собираясь с духом, и крылья за ее спиной опять нервно расправились. - Зовут меня Мийяна Алькарина и я из расы радов. Да, Йорнир, не смотри на меня так. Рады действительно существуют, это не сказки. Наш народ сведущ в магии, но машин мы не уважаем. Физически мы не так уж сильны и не любим насилия, поэтому очень давно мы окружили свой остров стеной чар, стали Затворниками. Мы никогда не выходим во внешний мир, но и к нам редко кто попадает, а те, кто попадают, вынуждены остаться навсегда. Вот так мы и живем. Вроде бы в этом мире и в то же время вне его, вне его бед, тревог и событий.
    - Как же ты оказалась здесь, - спросил Леголас.
    -Я...меня подвело мое любопытство. С детства я любила рассказы о вншнем мире. Их было немного, но они будоражили мое воображение. Позже, когда я выросла, я стала понимать необходимость нашей замкнутости, но любопытство, желание увидеть что-то новое не покидали меня. Я изучала магию...мы все ее изучаем, она часть нашей жизни...Но меня интересовали чары, защищающие наш остров. Что-то не давало мне покоя, звало дальше, дальше...и я сбежала. Ну и конечно мое путешествие оказалось совсем не долгим и закончилось печально. Первый же корабль, который мне встретился, принадлежал людям, - она вздрогнула и глаза ее потемнели. - Так я и оказалась в доме торговца Сона. И встретила там Гимили. И попала сюда. И... наверное я просто глупая и мое путешествие меня ничему не научило, но я не хочу возвращаться домой. Я решила остаться здесь и хоть чем-то помочь Союзу, как они помогли мне. Вот и все.
    Мийяна смущенно улыбнулась и пожала плечами. Леголас сидел, задумавшись о том, что несмотря на всевозможные различия между мирами, некоторые вещи остаются на удивление неизменными.
***
    Время было довольно позднее, Мийяна уже ушла в одну из двух спален. Йоринир тоже ушел, решив что старым друзьям нужно побыть наедине. Леголас с Гимли вышли из дома и устроились на земле, прислонившись к каменной стене.
    -Эх, сейчас бы трубочку, - мечтательно протянул гном. - Какая жалость, что в этом мире не додумались до курения.
    Эльф же сидел запрокинув голову и глядя на звезды, заглядывающие в отверстие каменного свода. Ему в этом мире не хватало многого, не только курения, и он всей душой стремился назад.
    - Пять дней. Прошло пять дней с того момента, как я попал в этот мир. Он действительно очень мал и очень...ярок. Нигде еще невозможно, пожалуй, пережить столько всего за пять дней. Нам осталось продержаться вдвое большее время.
    - Ты о чем, Леголас?
    - Через девять дней на рассвете Митрандир будет ждать нас на берегу материка. Я пытаюсь представить, что может случиться за эти девять дней. Что бы то ни было, я буду рад вернуться наконец в Средиземье..ну..то есть, в Аман.
    Гном промолчал, но Леголас почувствовал, что его друга что-то тревожит.
    - В чем дело, Гимли? Что с тобой? - молчание продлжалось. - Гимли, ты знаешь, что можешь сказать мне все. Совершенно все. Мы ведь друзья. Что волнует тебя?
    - Понимаешь, Леголас.. - голос Гимли был необычно напряженным и тихим. - Я...я благодарен тебе, за то что ты так ...так решительно бросился мне на помощь, отправился в незнакомый мир, рискуя жизнью. Я...я очень ценю твою дружбу и...и твою заботу. Но...
    - Ну, говори же, Гимли. Не тяни.
    - Я...я правда благодарен тебе. Ты мой лучший друг. Даже странно, мы...мы такие разные, но у меня нет..не было никого дороже тебя. Мне очень жаль..но я не могу вернуться.
    Леголас повернулся так резко, что гном отшатнулся.
    - Что?! О чем ты говоришь, Гимли?
    - Я говорю о Ми.. о Мийяне. Послушай, Леголас, ты знаешь, я стар. Я прожил длинную жизнь и думал, что все уже видел. Но она...она не похожа ни на что. Ты поймешь, когда узнаешь ее лучше. Она - самое лучшее, что случалось со мной. Она как свет в темноте. С ней я чувствую себя опять молодым, почти мальчишкой. Она прекрасна, но даже не это главное. В ней горит огонь... Она нужна мне. А я нужен ей. Понимаешь, во всем этом мире у нее никого больше нет. Путь домой ей закрыт, да она и не хочет возвращаться. И я останусь с ней. Я не могу ее покинуть. Прости, друг.
    Теперь настала очередь эльфа замолчать. Он просто не знал, что сказать. Он никогда не видел своего друга таким...кроме, может, одного момента.
    - Гимли...а..а как же Галадриель? Ты забыл про нее?
    - Нет, что ты! Как я могу забыть мою госпожу? Но это совсем другое. Понимаешь, это как звездный свет и свет огня в камине. Ты можешь любоваться звездами, преклоняться перед ними, любить и восхищаться. Но когда тебе холодно - ты придвигаешься к огню. Он здесь, он рядом. Я выбираю огонь, Леголас.
    С этими словами гном поднялся. и скрылся в доме. Эльф остался снаружи. Он сидел, и смотрел на далекие звезды, и мысли его блуждали где-то далеко, среди других звезд.
***
    Он думал о доме. О родном лесе. И о силе, которая оторвала его от знакомых мест и бросила искать покоя в Благословенной земле. О том, что Гимли отправился с ним, движимый узами дружбы. Ни долг перед родичами, ни любовь к родным горам не удержали его, не помешали отправиться с другом. А вот теперь нашлось то, что способно остановить упрямого гнома. Нет, Леголас не осуждал друга. Напротив, он радовался за него. Гном действительно помолодел. Его борода была все такой же белой и морщин на лице не стало меньше, но глаза его стали совсем юными, а движения - легкими и гибкими.
    Нет, Леголас не осуждал. Он...с удивлением он понял, что завидует Гимли. Тому, что друг нашел опору. Сам он не смог ее найти. Дом, отец, друзья, долг...ничто не смогло удержать его в Средиземье. А он ведь искал...он изо всех сил старался ухватиться за что-нибудь. Найти нечто, что заглушило бы Зов моря. И не нашел.
    Нет. Он вздрогнул. Была, была сила, способная удержать его. У него тоже была когда-то любовь. Но он не смог сохранить ее. Старая боль опять обушилась на него и перед закрытыми глазами всплыло лицо Файренель.
    Они знали друг друга чуть ли не с рождения. Они росли вместе, вместе удирали с занятий побродить по лесу, вместе исследовали его тайны, вместе придумывали нехитрые шутки и каверзы. Он, она и Линдир были, пожалуй, самыми неразлучными друзьями во всем Лихолесье.
    Шло время и однажды Леголас посмотрел на свою подругу словно новыми глазами. И увидел не вечную спутницу, неутомимую хохотушку Фай. А прекрасную юную эльфийскую деву. Он не мог понять, почему раньше не замечал какие густые у нее волосы, какой необычной синевой отливают глаза, как завораживающе изгибается ее тонкая талия, когда девушка шагает по тропинке. Когда он сказал об этом Файренель, она лишь засмеялась, показав ряд белоснежных зубов. На щеках у нее появились ямочки, такие милые и родные, что он не удержался и поцеловал ее. Сначала в ямочки на щеках. Затем в приоткрытые губы. Она уже не смеялась и они долго стояли по сенью древнего дуба, словно пойманные в сети заклятия.
    Их родители были счастливы, когда дети объявили о желании соединить свои жизни. Вскоре состоялась помолвка. Следующие десять месяцев были самыми счастливыми, самыми безумными, самыми незабываемыми в жизни Леголаса. Они были неразлучны, ходили по лесным тропам не отрывая глаз друг от друга и говорили о будущем. Их ждало счастливое будущее. Они оба твердо знали, что хотят детей как можно скорее. Они даже развлекались, придумывая имена будущим сыновьям и дочерям, и торопили время.
    Они всегда были вместе. Леголас ни на минуту не хотел расставаться с любимой. Но у него были и другие обязанности, и когда Файренель сказала, что пойдет с подругами на дальнюю поляну, где, в единственном месте во всем Лихолесье, цвели белоснежные лилии, он не стал спорить. Ну кто мог знать, что именно в этот день небольшая группа горных орков проскользнет между патрулями и наткнется поляну, где веселились эльфийки. Когда Леголас вместе со своим отрядом подоспел на место, все было уже кончено. Он помнит сломанные стебли цветов...вытоптанную траву...разбросанные корзины и плащи....и кровь..кровь везде, на траве, на земле, и на бледном, запрокинутом лице Файренель. Как ни странно, она была еще жива, хотя раны были ужасны. Он подхватил ее на руки, прижал к себе в растерянности, не зная, что делать, как помочь. Она улыбнулась окровавленными губами.
    - Прости, любимый... - Она потянулась к его губам, но слова отняли последние силы и ее голова откинулась назад.
    Леголас застонал. С того страшного дня прошло больше трех тысяч лет. Но его память, его наказание, легко возвращала его в прошлое. Чувства не притупились, боль не прошла. Его Файренель, его любимая...вот что могло удержать его в Средиземье. Но он потерял ее, не сберег, и теперь был не в праве расчитывать ни на что. Гимли сделал свой выбор, но Леголас тоже сделал его. Через девять дней он вернется в родной мир и отправится в Аман.
***
    Следующий день друзья собирались провести в неторопливых разговорах и составлении планов - нужно было решить, как добраться в назначенное время к месту встречи с Митрандиром. Но их планы были нарушены с самого утра. Не успели они закончить скромный завтрак, как раздался стук в дверь. Это был посыльный Совета. Он сообщил, что Леголаса с Йорниром ждут в том же зале, где они впервые предстали перед Советом.
    Выйдя наружу, друзья заметили необычное оживление на улицах подземного города. Вчера полупустые, сегодня они были наполнены разнообразными существами, спешащими, в основном, в сторону гавани. В самом воздухе чувствовались тревога и смятение. Наконец они добрались до того самого здания на верхнем уровне. Ждать не пришлось - как только они подошли, дверь распахнулась и они оказались в зале. На этот раз Совет присутствовал не в полном составе, да и церемоний никаких не было. Друзья подошли ближе к большому столу. Сидящий в центре дром произнес:
    - Мы получили тревожные вести. Люди хотят опять попытаться захватить острова. Долгое время они ограничивались материком и не рисковали соваться в архипелаги, как раньше. Но теперь у нас есть информация, что они собрали флот и решили увеличить свою территорию. Они нацелились на Карон. Это один из островов принадлежащих варфам. Конечно, в случае их удачи, всех обитателей острова ожидает рабство. Но дело даже не в этом. На этом острове находится одно из месторождений ори-гой, камней используемых для изготовления большинства магических амулетов. Всего таких месторождений три, и то, что на Кароне - самое крупное. Мы не можем допустить, чтоб оно оказалось в руках людей. Большинство наших кораблей отправляется к острову. Боюсь, на этот раз это будут не стычки, а настоящая война. Вы оба выразили желание сражаться на стороне Союза, вот ваш шанс доказать, что наше доверие вам оправдано. Выбирайте любой корабль.
    Леолас думал не долго:
    - Корабль, что прибыл вчера вечером - на нем плавает мой друг - этот корабль будет участвовать в войне?
    - "Рычащий"? Да, конечно, - ответил сидевший рядом с дромом урс (Леголас уже знал, что так называется раса существ с кошачьими глазами и втягивающимися когтями) и чему-то улыбнулся. - Капитан Умита ни за что не упустит такой шанс.
    - Тогда я бы хотел отправиться на этом корабле..если это возможно.
    - Мы бы хотели, - поправил его Йорнир. - Мы будем вместе.
    - Хорошо, - невозмутимо ответил дром. - Насколько я знаю, место вам найдется. Ступайте соберите свои вещи и поспешите на корабль. Мы поставим в известность капитана.
    Когда они покинули здание Совета и заспешили вниз, к дому, Леголас встревоженно посмотрел на человека. Йорнир шел, глядя вдаль прищурившись, сжав зубы. Эльф прекрасно понимал его чувства.
    - Йорнир...Йорнир, если ты отправишься с нами, тебе придется сражаться против людей.
    - Я уже сражался против людей...тех мерзавцев, что забрали мою сестру.
    - Но тут - другое дело.
    - Нет. Дело то же самое. Они отказались от меня. Люди отвернулись от меня...ты не понимаешь! Я видел, как мои вчерашние друзья отворачивались, когда меня везли по городу в телеге с другими рабами, в кожанном ошейнике...а этот тип позаботился о том, чтобы меня провезли через весь город посреди белого дня! Для них я теперь никто. Они отвернулись от меня. А Морской Союз помог мне...хотя они-то имели полное право меня ненавидеть. Я, знаешь ли, способен трезво оценивать ситуацию. Я сделал свой выбор. Так что можешь за меня не волноваться.
    Леголасу не очень понравился резкий тон человека, но он понимал, что тому нелегко и дальнейшую дорогу они проделали молча. Дома они застали Гимли и Мийяну, уже сложивших только вчера разложенные вещи - их было не так уж и много. За поясом у Гимли была пара боевых топоров - он умудрился найти оружие, очень похожее на то, к которому привык. Услышав стук двери, он обернулся:
    - А, Леголас! Наконец-то. Понимаешь, нам с Ми надо уходить, наш корабль...
    - Я все знаю, Гимли. Мы тоже отправляемся. Нам предложили выбрать любой корабль и мы выбрали "Рычащий".
    - Вы тоже?!-воскликнул гном. - Так что, Леголас, опять как в старые времена? Будем сражаться вместе?
    - Бок о бок, дружище, - улыбнулся в ответ эльф.
***
    Спустя час они уже поднимались на борт корабля. Гимли радостно здоровался с пробегающими мимо членами команды. Увидев спешащего куда-то двура он поймал его за руку:
    - Привет, Гран! Ну что, опять повеселимся?... Ага...Гран, а где капитан? Нужно представить ей наше пополнение.
    - Сейчас скажу ей, - усмехнулся двур, окидывая оценивающим взглядом прибывших. Он скрылся где-то наверху.
    - Хороший парень, Гран! Надежный. А как он дерется, Леголас, ты бы видел!
    Эльф стоял, взявшись за борт и глядя на суету на причале. Вдруг он услышал, как громко вздохнул Йорнир и в тот же момент Гимли с уважением произнес:
    - Капитан Умита!
    Леголас резко повернулся и замер. Да, он понимал чувства Йорнира. Зрелище было достойно изумления.
    Капитан не спеша подошла к ним. Она оказалась урсой. Песочного цвета пышные волосы гривой спадали на ее плечи. Наверху, по бокам, из них выглядывали два пушистых острых ушка. Большие, слегка раскосые зеленые глаза с вертикальными зрачками..Леголас почему-то был уверен, что они светятся в темноте. Маленький вздернутый нос. Небольшой, не совсем обычной формы рот. Круглое лицо с маленьким, чуть выступающим подбородком. Ее фигура...Леголас смог как следует разглядеть ее фигуру, потому что одежды на капитане было очень немного. Длинная шея, округлые плечи, небольшие, совершенной формы груди - как два полушария, узкая талия и довольно широкие бедра, стройные, крепкие ноги. И все это словно нарисовано одной четкой линией - контуры, изгибы плавно перетекают один в другой, все повороты мягки и сглажены. Под гладкой кожей играют, переливаются мускулы, а сама кожа покрыта нежнейшим, но плотным пушком, к которому так и хочется прикоснуться. Но главное..главное было даже не то, как она выглядела, а как она двигалась. Эта мягкая грация дикой кошки, плавность и резкость, гибкость, баланс, постоянная настороженность. Эльф смотрел не отрываясь, словно завороженный, не в силах отвести взгляд. Он умел ценить красоту. Эта женщина не была похожа на эльфийских дев или человеческих красавиц, но она была прекрасна, прекрасна необычной, дикой красотой.
    - Здравствуй, Гимли! - произнесла она низким, чуть вибрирующим голосом, кивнула гному и выжидающе посмотрела на эльфа.
    - Здравствуйте, капитан. - поспешил гном. - Мы получили пополнение. Это мои друзья, они тоже буду сражаться на нашем корабле. Это Леголас, эльф.
    Леголас галантно поклонился, все еще не отрывая от нее глаз. Капитан ответила ему долгим изучающим взглядом.
    - Йорнир, человек, - продолжал гном. Йорнир также поклонился. На лице его застыло искреннее изумление. Капитан взглянула на него. Лишь на секунду ее глаза сузились да чуть дрогнули уши, больше она ничем не показала своих чувств.
    -Человек? Интересно, - ответила она. - Как ты оказался здесь, человек?
    - Он мой друг и Совет доверяет ему, - начал было Леголас, но к его удивлению, Йорнир вдруг поднял руку.
    - Спасибо, друг. Но, думаю, я смогу сам рассказать капитану, что привело меня на этот корабль.
    - Возможно, - ответила капитан. Ее голос и впрямь напоминал мурлыканье большой кошки, но Леголас подозревал, что во время битвы он скорей похож на грозное рычание. Было в ней нечто скрытое, яростное. - Но не сейчас. Нам нужно отплывать. Гимли, ты ведь знашь, где освободились каюты. Покажешь своим друзьям?
    - Есть, капитан, - улыбнулся гном.
    - Ми, - позвала урса и улыбнулась. Улыбка ее очень красила. Впрочем, как и любое другое выражение. - Я рада видеть тебя. Мне опять потребуется твоя помощь. С ветром ... и потом.
    - Конечно, - улыбнулась в ответ Мийяна. - Я сейчас.
    И она бросилась вниз, должно быть занести свои вещи в каюту и вернуться на палубу. Гимли потянул друзей следом за ней.
    - Идемте, идемте, не будем терять времени, скоро корабль отчалит и нам найдется работа.
    Словно оглушенные, Леголас и Йорнир последовали за ним, оглядываясь назад, туда, где на палубе осталась стоять капитан Умита.
    Гимли провел друзей по коридору и показал им каюты - довольно маленькие, но удобные, с койкой, вделанным в стену столом и парой полок каждая. Его лицо стало грустным.
    - Здесь раньше жили Делен и Айрисоль...мы потеряли их в прошлом плаваньи, когда "Ревущий" наткнулся на человеческий корабль. Схватка была быстрой и мы легко справились...но не без потерь. Но..такая уж тут жизнь. Почти после каждого плаванья освобождаются каюты.
    Леголас лишь покачал головой. Война есть война, в любом мире, под любым солнцем. В этот момент друзья почувствовали, как дрогнула палуба под ногами.
    -Отчаливаем, - воскликнул гном. - Вы устраивайтесь и поднимайтесь наверх. Если что - моя каюта - там дальше. А я пойду поищу Ми. Она, должно быть, помогает капитану. Заклинания Ветра и все такое.
    С этими словами он поспешил вдаль по коридору.
    Обустройство не заняло много времени - ни у Леголаса ни у Йорнира не было большого количества вещей, и спустя пять минут они уже поднимались на палубу. Они оказались там как раз вовремя, что бы увидеть величественное зрелище - пройдя извилистым проливом, корабль покидал подземное убежище. Лучи солнца залили все вокруг и друзья наконец смогли увидеть подземный город снаружи. Впрочем, отсюда было невозможно догадаться. что это город. Перед ними возвышалась одинокая гора. Ее поросшие лесом склоны резко обрывались в море. Выше деревья заканчивались, сменяясь сначала травой, затем голым камнем. Трещина, позволяющая проникнуть внутрь была так хорошо замаскирована в складках рельефа, что ее было практически невозможно заметить с самого близкого расстояния. А может тут были задействованы и какие-то чары - Леголас все время забывал, что в этом мире распространена самая настоящая магия.
    Оторвавшись, наконец, от разглядывания острова, эльф бросил взгляд на своего товарища. Того, похоже, чудеса природы ничуть не интересовали, он не мог оторвать взгляда от носа корабля. А на носу стояли рядышком Мийяна и капитан Умита. Ветер развевал волосы урсы и на фоне голубого неба ее фигура вырисовывалась четко и изящно - как драгоценная статуэтка. Он стояла, чуть расставив ноги и вглядываясь в ясное небо, иногда выкрикивая команды матросам, распускавшим паруса. Мийяна же стояла рядом, закрыв глаза, протянув одну руку вперед, а другой сжимая что-то висящее на цепочке у нее на груди. Вдруг она открыла глаза, вздохнула и устало опустила руки.
    - Готово, капитан. Думаю, дальше вы и без меня справитесь.
    - Спасибо, Мийяна. Так действительно намного легче.
    Тут к маленькой раде подскочил Гимли. Он осторожно нежным жестом обнял ее за плечи.
    - Идем, Ми, теперь тебе точно нужно отдохнуть. Нет уж, не спорь со мной, идем.
    Леголас улыбнулся, глядя на эту пару. Они выглядели так странно - старый коренастый гном и хрупкая рада с вечно-юным лицом - и в то же время на удивление естественно, словно они с самого начала были предназначены друг для друга. И вид счастливого лица Гимли наполнял эльфа радостью, даже если для него это означало разлуку и боль.
    - Вы уже устроились? - раздался рядом низкий вибрирующий голос. Оказывается, пока эльф провожал взглядом друга, капитан подошла к ним с Йорниром. - Вряд ли для вас пока найдется работа. Команда у меня хорошая, со всем справляется. Ваша работа начнется в бою. Надеюсь, вы с ней тоже справитесь.
    - До сих пор справлялись, - проворчал Йорнир.
    - Посмотрим, - как ни в чем ни бывало ответила капитан, и отошла. Человек проводил ее задумчивым взглядом. Потом оглянулся на эльфа.
    - Она...она прекрасна, правда ведь?
    - Да, - просто согласился Леголас. - Она очень красива...и , пожалуй, очень опасна.
    - Это точно. Урсы все такие. Их невозможно укротить, заставить повиноваться. Из них не выходит рабочих рабов. И все же они очень ценятся, как участники боев - яростные, сильные, сражаются до последнего.
    - По-моему, не нужно говорить об этом при ней, - заметил эльф.
    - Я и не подумаю. Есть множество других тем, - голос человека звучал задумчиво, даже мечтательно.
    - Йорнир! Она здесь капитан. К тому же очень гордый и решительный, насколько я вижу. Думаю, не стоит и пытаться...
    - Мы посмотрим, Леголас. Мы посмотрим...
    О Эру, это безнадежно. Похоже, люди везде одинаковы и при виде красивой женщины теряют способность думать прямо. Впрочем, Леголас и сам заметил, что образ капитана Умиты занимает его мысли больше, чем следовало бы.

© Rohirrimka

назад                                               оглавление                                               вперед


Тексты Ссылки Guestbook