Осколки снов. Тексты на rohirrimka.nm.ru


назад                                               оглавление                                               вперед

  Долгая дорога на Запад-2. Часть 4                              

***
    За обедом, который происходил в большом помещении при участии всей команды и всех бойцов, разговоры были, в основном, о предстоящей войне.
    - Наконец-то мы покажем людям по-настоящему. Это не то что раньше - стычки, набеги, короткие схватки. Это будет настоящая война! - радостно провозгласил двур, которого Гимли называл Граном.
    - А чему-ты радуешься-то? Мы еще ни разу не участвовали в большой войне. У нас нет опыта, - тихо ответил сидевший напротив маран по имени Нелькьер
    - Опыт - дело нехитрое. Быстро приобретается, - засмеялся его сосед - варф. - Вечно ты осторожничаешь!
    - Осторожность - это не трусость. Осторожность - это мудрость, - спокойно заметил маран.
    - А что ты об этом думаешь, человек? - раздался над столом голос капитана.
    Йорнир чуть заметно вздрогнул, но голос его был спокоен.
    - Меня зовут Йорнир, а не Человек. И я думаю, что Нелькьер прав - опыта большой войны у Союза нет. Да только у людей его тоже нет - последний раз они по-настоящему воевали лет двести назад. Сейчас же они ограничиваются быстрыми набегами на острова. Так что..шансы у нас равны.
    - У нас? - воскликнул сидевший в углу гарах - существо человеческого роста, но совершенно квадратное из-за своей ширины, с шерстью, растущей треугольником на голой спине и груди, и с устрашающими мышцами. - А ты на какой стороне, человек?
    - Ну, раз я нахожусь здесь, моя сторона вопросов не вызывает!
    - Вызывает! - так же громко проревел гарах. - Я вот хотел бы знать, что человек делает на нашем судне. Как он оказался здесь и не шпион ли он?
    За столом раздался шепот - похоже, многих интересовало то же самое. Капитан же молчала, склонив голову и искоса глядя на человека. Йорнир вздохнул и поднялся на ноги.
    - Хорошо. Давайте решим этот вопрос раз и навсегда.
    И Йорнир коротко рассказал всем присутствующим свою историю. Он говорил просто, кратко и бесстрастно, лишь однажды запнувшись, когда речь зашла о похищенной сестре.
    - Как видите, мне некуда возвращаться, меня никто не ждет среди людей. Поэтому я сделал выбор. Я остался с вами. Ваши вожди, члены Совета поверили мне. Леголас поверил мне. Но от вас я не требую того же. Я лишь прошу, что бы мне дали возможность доказать, что выбор окончательный. Доказать в бою или любым другим способом. Все.
    С этими словами Йорнир опустился на скамью. Он тяжело дышал, словно после долгого бега. Окружающие смотрели на него по разному, но недоверчивых взглядов было гораздо больше.
    - Ты получишь свой шанс доказать верность Союзу, - спокойно произнесла Умита. - Мы посмотрим на тебя в ближайшем бою. До тех же пор, я не хочу слышать никаких споров среди экипажа. Эта тема закрыта.
    Члены команды взялись за ложки. Было ясно, что никто не собирается ни спорить с капитаном, ни нарушать ее приказ.
***
    Ближе к вечеру Леголас с Йорниром и Гимли опять оказались на палубе. Они стояли, вглядываясь вдаль, и гном рассказывал о предыдущем плаваньи, о том, как им встретился человеческий корабль, везущий партию только что захваченных рабов, о короткой, но яростной схватке, в которой они потеряли двоих друзей, но спасли два десятка существ от рабства. И о том, что никто из спасенных не пожелал примкнуть к Союзу, и, поблагодарив спасителей, они попросили высадить их на одном из населенных островов.
    - Это были в основном серсы...а как мне сказали, серсы с урсамси враги...они и с капитаной Умитой разговаривали сквозь зубы, хотя и вежливо. Знаешь, Леголас, я этого не понимаю. Здесь все с кем-то враждуют. Если бы не это, они давно могли бы объединиться и легко справиться с людьми. Неужели никто этого не понимает?
    Леголас небрежно кивнул - его мнение полностью совпадало со словами гнома, но мысли его бродили где-то далеко. Что-то его беспокоило...странное ощущение, что за ним наблюдают. Он резко повернулся и увидел наверху, на мостике, капитана Униту. Она стояла, легко положив руки на перила, и взгляд ее был устремлен прямо на эльфа. Тут он заметил, что Йорнир тоже обернулся. Человек долго смотрел на урсу, затем кинул взгляд на эльфа и так же резко отвернулся. Леголас лишь пожал плечами.
    Остаток вечера они провели, сидя на палубе. К ним присоединилась Мийяна и кое-кто из команды, в том числе Гран и Нелькьер. Было рассказано много историй - смешных и грустных - и спето много песен. Гимли даже смог уговорить Леголаса вспомнить пару эльфийских баллад. ("Не то, что бы мне нравилась вся эта музыка. Ты же знаешь, по мне кружка доброго эля лучше всякого пения. Но Мийяне, наверное, понравится, она любит такие вещи") У кого-то даже нашлось что-то вроде лютни, и скоро под звонкий перебор струн над ночным морем зазвучала баллада о чайках, сочиненная самим Леголасом. Пел он, конечно, на синдарине, но тема песни была так близка слушателям, что они без труда понимали ее. Потом лютню вдруг взял Йорнир. У него оказался бархатистый низкий голос и хороший слух. Песня была нехитрой, она повествовала о двух друзьях, полюбивших одну девушку. Девушка никак не могла сделать выбор, и тогда один из мужчин решил уйти в море, чтобы не мешать счастью друга. Он вернулся через много лет, чтобы найти ее совсем седой и услышать, что в тот самый день, когда он уплыл, его друг погиб в стычке с врагами. Простые слова, но мелодия была такой пронзительной и красивой, что хотелось плакать. Когда человек закончил петь, раздалось несколько одобрительных возгласов.
    Весь вечер Леголас периодически ощущал спиной внимательный взгляд. Он ни разу не обернулся, но почему-то был уверен, что капитан Умита все также стоит на мостике, глядя вниз. Смолкли голоса, команда стала разбредаться по каютам. Леголас немного задержался, а когда тоже направился следом за всеми, его остановил тихий голос.
    - Леголас, зайди, пожалуйста ко мне. Нам нужно обсудить кое-что.
    Эльф послушно направился следом за капитаном. Он не заметил, каким взглядом проводил его стоявший в тени Йорнир.
    Пройдя совсем немного, капитан распахнула дверь и они оказались в каюте. Судя по всему - капитанской. Леголас заметил, что она разделена занавесом на две части. Левую занимал большой резной стол, окруженный прикрученными к полу стульями. Пару шкафов вдоль стен занимали книги, свертки - очевидно карты, и какие-то металлические инструменты. Теми же картами и книгами была завалена почти вся поверхность стола. Поверх бумаг лежал небольшой меч в изящных ножнах. Потом взгляд эльфа перешел к правой части каюты. Занавес был отдернут, и он смог увидеть довольно большую кровать с огромным сундуком в изголовье. Освещали каюту несколько свечей, плавающих в странных металических конструкциях, очевидно предназначенных держать их горящими даже в самую сильную качку.
    Пока эльф оглядывался, сбоку раздался шорох. Он обернулся, чтобы узнать его источник и замер. Капитан Умита скинула плащ, в который куталась от вечерней прохлады. То что оказалось под плащом и заставило Леголаса замереть в восхищении. Если днем на капитане были очень узкие кожаные штаны и топ, не так уж сильно прикрывающий грудь, то сейчас она была в платье. Но в каком! Два узких длинных куска ткани держались на цепочке, лежащей на плечах урсы, и были перехвачены на талии широким поясом. Они спускались ниже колен, но оставляли бока и бедра совершенно открытыми. В красноватом свете свечей все впадинки и выпуклости ее гибкого тела заиграли с новой силой. Это было восхитительное зрелище - изящество, грация, хищная красота. Леголас несколько секунд молча любовался этой картиной, но потом спохватился. Он не хотел, чтоб его восторг истолковали неправильно. Он поднял глаза, глядя урсе в лицо:
    - О чем вы хотели говорить со мной, капитан?
    - Умита, - ее голос был еще более низким, чем обычно. - Ты можешь звать меня просто Умита.
    - Эээ..хорошо. Так о чем мы будем говорить, Умита?
    - О тебе, Леголас, - тихонько засмеялась она. Тут же замолчала. Подошла к столу, потянулась к стоящему там кувшину. - Вина?
    - Да, спасибо, - ответил эльф, все еще не понимая, к чему ведет женщина.
    Она налила густую красную жидкость в два бокала, протянула один ему.
    - Пей. Это мирайское вино. Оно согревает душу и раскрепощает тело.
    Леголас попробовал напиток. Он пах странно, незнакомыми травами и землей, но на вкус был очень сладким и приятным. Смакуя каждый глоток, эльф осушил бокал. Умита же лишь слегка отпила из своего бокала и хищно облизнула губы, не отрывая взгляда от эльфа. Ему стало немного не по себе.
    - Капитан...
    - Тише-тише, - одним быстрым плавным движением она вдруг оказалась совсем рядом с Леголасом, положив палец ему на губы. - Впереди у нас длинная ночь. Я хочу, чтобы ты разделил ее со мной.
    Леголас изумленно смотрел на капитана. Неужели она серьезно? Очевидно приняв его молчание за согласие, она шагнула еще ближе, он ощутил прикосновение ее тела к своему. Тонкий палец скользнул по его губам, пробежался по щеке, по тонким бровям, очертил контуры заостренного уха и пройдясь по шее запутался в волосах. Спустя еще секунду она прижала свои губы к его. Ее поцелуй был горячим, страстным, требовательным. Рука урсы обхватила его затылок, вторая заскользила по груди. Это, наконец, вывело его из состояния оцепенения. Стараясь действовать мягко, но решительно, он взял ее за плечи, легко поднял в воздух и отодвинул от себя. Эльфу не хотелось обидеть женщину. Очень тихо и осторожно он произнес:
    - Не нужно этого делать, ка...Умита.
    - В чем дело? - ее глаза смотрели непонимающе. Похоже, она не привыкла к тому, чтобы ей отказывали. - Ты нравишься мне. И я знаю, что привлекаю тебя. Так в чем дело?
    - Видишь ли...для меня...для моего народа этого недостаточно. Я могу разделить ложе только со своей женой, с той, кого я по настоящему люблю. Ты для меня - друг. Я восхищаюсь твоей красотой, но..это другое.
    - Я понимаю.. - протянула Умита. По ее взгляду было видно, что она честно пытается понять. - Так что, мужчины твоей расы спят только с одной женщиной за всю жизнь?
    - Нууу...да, это так, - Лголас почувствовал, как розовеют его щеки и кончики ушей.
    - И то же самое относится к женщинам? - как ни в чем ни бывало продолжала урса.
    - Да, конечно.
    Она недоверчиво покачала головой. Потом махнула рукой - мол, у каждого свои странности.
    - Ну чтож... по крайней мере теперь ясно, почему я никогда не видела никого вроде тебя. Вас должно быть очень мало! - тихонько засмеялась она.
    Леголас расслабился. Его радовало, что она отнеслась к произошедшему так легко, он не хотел, чтобы между ними была какая-то тень.
    Они еще немного поболтали, как друзья, выпили еще по бокалу вина. Вскоре Леголас вернулся в свою каюту. Скинув рубашку, он растянулся на койке. Спать не хотелось, его сильное тело не нуждалось в отдыхе. Спустя какое-то время его отвлекли от дум звуки, доносящиеся из соседней каюты - каюты Йорнира. Острым эльфийским слухом он уловил звяканье струн, затем приглушенные проклятия и стук - словно кто-то в отчаяньи стучал кулаком по столу. Встревоженный, он вскочил на ноги, кинулся наружу и осторожно постучал в соседнюю дверь. Оттуда раздались тихие ругательства.
    - Йорнир, что с тобой, - негромко позвал он.
    Дверь резко распахнулась. Человек стоял на пороге взлохмаченный, в растегнутой на груди рубашке и с искаженным лицом. На какой-то миг Леголасу показалось, что Йорнир сейчас ударит его. Но миг прошел, человек отшатнулся от двери и тяжело опустился на койку.
    - Что случилось, Йорнир? - повторил эльф, заходя внутрь и закрывая за собой дверь. - Тебе плохо?
    - Да, мне плохо! - прорычал человек. - А тебе должно быть было очень хорошо! Что же ты так поспешил вернуться?
    - О чем ты?
    - О ней! - воскликнул Йорнир. - О капитане! Об Умите! Ни о чем другом я ни говорить ни думать не могу. Она все время у меня перед глазами, она преследует меня. А может она ведьма? Может это ее чары?
    В его голосе слышалось отчаянье. Но спустя минуту он взял себя в руки. Встал, тряхнул головой.
    - Не волнуйся Леголас. Я воин и умею проигрывать. И я никогда не посмотрю на женщину моего друга.
    Только тут до Леголаса наконец дошло, что происходит. "Что-то я сегодня медленно соображаю. Нееет, все эти страсти явно не по мне." Он положил руку на плечо Йорниру.
    - Успокойся, друг. Капитан Умита - не моя женщина.
    - Она пригласила тебя в свою каюту!
    - Да....но я решил, что нам лучше быть просто друзьями.
    - Ты - что? Ты отказался от.... - глаза человека расширились до предела. Он явно не представлял, что такое возможно. - Но я сам видел, каким взглядом ты на нее смотрел.
    - Да, я любовался ею. Ее красотой. Как любуются картиной, статуей, прекрасным закатом. Не более.
    - Закатом? - человек вдруг начал смеяться. - Леголас, ты словно не от мира сего!
    - Это точно! Не мой это мир,- ответил Леголас улыбаясь. Они переглянулись, и оба с хохотом рухнули на койку.
***
    Утром, после завтрака, друзья опять выбрались на палубу. Дул ровный попутный ветер, наполнявший паруса. Корабль спешил вперед, на небе не было ни облачка. День обещал быть жарким. Гимли точил топор, который и без того был острым, как бритва. Леголас проверял лук - тетива вполне могла отсыреть от морского воздуха. Йорнир же проделывал комплекс боевых упражнений с мечом - ритуал, которому он неукоснительно следовал каждый день. По его словам, он не пропускал ни одного дня, кроме проведенных в рабстве, с тех пор, как ему исполнилось 7 лет и отец подарил ему первый детский меч. Глядя на ловкие, отточенные движения в это несложно было поверить. Он как раз завершил длинную серию упражнений и взялся повторять ее, но уже в ускоренном темпе. Меч летал над его головой, сливаясь в сверкающее пятно, выпады, взмахи, повороты следовали друг за другом, как в сложном танце. И тут раздался голос подошедшей как всегда неслышно капитана Умиты:
    - Танцуешь ты неплохо. Но упражнения одно - а бой совсем другое дело. Доводилось ли тебе участвовать в настоящем бою?
    - Вы сомневаетесь в моих способностях, капитан?
    - Нисколько, - ее выражение было невозможно прочесть. - Я просто хочу знать все о моей команде.
    - Вы имеете на это полное право, капитан. Желаете убедиться? Я готов сразиться с любым.
    - Зачем же с любым, - улыбнулась Умита. - Я капитан, мне и проверять.
    С этими словами она достала из ножен у пояса меч. Он был немного меньше размером - как раз под ее невысокий рост, но сделан искусно, и держала она его со знанием дела. Сегодня на капитане опять были кожаные брюки и открытая блуза, а пышные волосы собраны сзади и сколоты изящной металической заколкой. Она сделала приглашающий жест рукой с мечом. Леголас видел, что Йорнир чувствует себя неловко, ему явно не нравилась идея сражаться, пусть и не по настоящему, с женщиной, а особенно с этой женщиной. Но он не подал виду, стал в стойку и отдал честь мечом.
    - С удовольствием.
    Скрестились клинки, зазвенела сталь. Привлеченные этим звуком подошли еще несколько членов команды, полюбоваться поединком. А любоваться было чем. В первые мгновения Йорнир лишь нерешительно отбивал удары Умиты, очевидно не желая ее обидеть, но очень быстро понял, что обидеть капитана не так-то просто. Еще через несколько мгновений ему пришлось приложить все усилия, что бы не быть побежденным. Урса обходилась с мечом так, словно он был частью ее тела, продолжением ее руки, ни на миг не теряя присущих ей изящества и грациозности. Однако Йорнир, взявшись за дело серьезно, оказался ей достойным соперником. Отступление сменялось нападением, удар встречался ударом, и ни одному из противников не удалось пробить защиту другого.
    Леголас поймал себя на мысли, что эти двое смотрятся вместе на удивление красиво и...слитно, что ли. Они словно улавливали мысли друг друга, замечали и подхватывали еще не начавшееся движение. Пару раз клинок Умиты просвистел совсем близко от тела человека, но каждый раз он успевал отбить его. Однажды сила его удара чуть не сбила капитана с ног, но она чудом удержала равновесие. Со всех сторон раздавались подбадривающие возгласы, вокруг собралась уже половина экипажа. Эльф заметил, что губы Йорнира упрямо сжались, а в глазах Умиты заплясал огонек настоящей ярости. Он уже начал думать, что этот бой добром не закончится, как тут все закончилось. Йорнир запнулся за что-то на палубе, не удержался на ногах, Умита торжествующе прыгнула вперед, занося меч для последнего удара, но человек ловко в падении перевернулся через плечо, одновременно оказавшись сбоку от женщины, сделал быстрое, практически неуловимое движение мечом и рукою - и оружие Умиты полетело на палубу. Все замерли. Йорнир неспеша наклонился и поднял меч. Глаза урсы метали молнии, казалось, она готова убить... Но тут Йорнир опустился перед ней на колено и, склонив голову, протянул оба меча рукоятью вперед. Последовало долгое молчание, после которого урса вдруг улыбнулась, словно ничего не случилось и взяла меч.
    - Спасибо за доставленное удовольствие. Ты - хороший противник.
    Человек молча поклонился и зашагал прочь, а урса проводила его долгим странным взглядом.
    Гном покачал головой.
    - Эта победа вряд ли в его пользу. Капитан очень горда и упряма.
    - Не знаю, друг, не знаю, - протянул эльф. - С женщинами никогда и ни в чем нельзя быть уверенным.
    - О, Леголас, ты ,очевидно, говоришь как большой специалист.
    - Не знаю, о чем ты, но за почти четыре тысячи лет я сумел понять хотя бы это.
    - Однако, много же тебе потребовалось времени, чтобы понять такую малость.
    - Ну, я понял еще кое-что.
    - Что, например?
    - Что спорить с гномом - все равно что спорить с камнем. Легче его просто отодвинуть.
    - Хотел бы я посмотреть на того, кто рискнет меня отодвинуть.
    - Предлагаешь попробовать? Не слишком ли много показательных поединков на сегодня?
    - А вот с этим я могу и согласиться. У меня уже давно в горле пересохло. Я бы не отказался от чего-нибудь холодненького. Ты уже пробовал здешний эль?
    - Нет. Но я пробовал здешнее вино, - Леголас улыбнулся вспоминаниям о предыдущей ночи. - Идем друг мой, поищем, чем утолить нашу жажду.
***
    За обедом разговор опять зашел о предстоящих сражениях.
    - Каковы планы Совета, капитан? - спросил Гимли. - Мы будем драться на кораблях или высадимся на остров, чтобы оттуда отбивать нападения людей?
    - Планы мы будем строить на месте, Гимли. К Карону движется почти половина наших кораблей. Очевидно большинство займет позиции вокруг острова и постарается не подпустить к нему корабли противника. Но кому-то нужно будет устроиться на острове, чтоб позаботиться о тех, кто прорвется.
    - А известно ли, какой флот посылают люди?
    - Наши братья на материке узнали, что туда двинется вся Восточная Армада. Десятка четыре кораблей, если не больше, под завязку набитых специально набранными головорезами и наемниками.
    - А сколько кораблей будет на стороне Союза? - поинтересовался Йорнир.
    -Шпионишь? - прошипел гарах.
    - Конечно, - улыбнулся человек. - Сейчас разузнаю все ваши секреты, рыбкой обернусь, за борт - и прямиком к людям. Вот вам все тайны, наденьте на меня опять ошейник. Чего от меня еще ожидать?
    - Вот именно, - гарах не был настроен шутить. - Чего? Все люди - предатели.
    - Угу...а все варфы - скряги, все мараны - трусы. А все гарахи - безграмотные дикари не умеющие читать.
    - Не слишком ли ты дерзок, Йорнир, - спокойно произнесла Умита, махнув рукой зарычавшему и сорвавшемуся со своего места гараху.
    - Ну что вы, мой капитан. Я само смирение. Дома за такое обвинение я бы уже дважды убил его.
    Леголас видел, что человек не шутит. Что с ним такое сегодня? Вчера еще он был спокойным, сдержанным, даже скромным. А сегодня весь день только и делает, что ищет драки.
    - Успокойся, пожалуйста, - негромко сказал он. - Успокойтесь все. Поберегите силы для настоящего сражения.
    - Ты прав, конечно, - Йорнир немного расслабился, повернулся к гараху. - Поговорим об этом после первого боя.
    - Обязательно поговорим! - проворчал тот.
    После обеда они опять выбрались на палубу, потому что делать было совершенно нечего. Мийяна прислонилась спиной к мачте и закрыла глаза. В руках она держала каменный диск размером с две ее ладони.
    - Ну что, Ми? - заинтересовано спросил гном.
    - Ничего. - она медленно покачала головой. - Птицы...рыбы...там на горизонте - маленький остров, населенный балагирами. - Рада медленно открыла глаза, заметила удивленный взгляд Леголаса.
    - Это Слышащий камень. Он позволяет слышать все звуки в радиусе десяти миль как будто они раздаются в десяти шагах. Тут самое главное - сконцентрироваться, а то можно оглохнуть, услышав все разом.
    - Ты этому долго училась?
    - Чему? Слушать Камень очень просто, тут не нужны чары, просто тренировка и сосредоточенность. Вот разговаривать с ветром намного сложнее.
    - Говорят, рады - самые могущественные в области магии существа, - промолвил Йорнир.
    - А что нам остается? - грустно ответила Ми. - Посмотри на меня - мы маленькие, слабые и совсем не воинственные. Как нам защищаться от окружающего мира? Только магией. И ведь мы не всегда были такими знатоками чар. Говорят когда-то давно, во времена эльвов, рады были простыми веселыми существами. Мы были их друзьями, спутниками, младшими братьями. Мы жили в их домах, мы любили заботиться о них, петь и танцевать для них, заплетать косы их женщинам и играть с их детьми. А потом они ушли. Это было самым большим горем для нашей расы...для всех рас. Они ушли и некому стало сдерживать людей. Конечно, потребовалось время, что бы люди осмелели и начали устанавливать свое владычество. За это время мы смогли развить свои способности, научиться более серьезным видам магии, кроме тех, что использовали для развлечения. Сила людей росла...но росли и наши знания. И когда человечество наконец добилось полного превосходства, захватило половину островов (это было до появления Морского Союза), и нацелилось на нашу землю, мы смогли, наконец, создать Завесу - мощный магический барьер, преодолеть который не под силу ни одному вооруженному существу. И то, вряд ли бы нам это удалось, если бы не оставшиеся от Эльвов камни...ой! - Мийяна вдруг испуганно зажала рот рукой. Умоляюще посмотрела на друзей. - Пожалуйста! Это самая главная тайна нашего острова, я не знаю, как я могла...пожалуйста!
    - Не волнуйся, Ми, мы сохраним ваш секрет, - гном заботливо обнял подругу.
    - Я в этом мире не надолго, но за это время никто от меня ничего не узнает, - пообещал Леголас.
    - Я сохраню твою тайну. Клянусь именем сестры, - подтвердил Йорнир.
    - Спасибо, друзья, я вам верю,- улыбнулась Ми. Покачала головой, - и все же я легкомыслена. Пусть мне никогда не вернуться домой - я все равно должна заботиться о покое Рональиры.
    - Так называется твой остров? - спросил Леголас. Рада печально кивнула. - Скажи, а почему ты не можешь вернуться?
    - Таковы правила. Никто не может покинуть пределы Завесы. До моего ухода вообще считалось, что она проходима только в одну сторону. Бывало к нам попадали чужаки - обычно матросы с терпящих бедствие кораблей. Но они всегда оставались жить на острове - обратного пути не было. Многие из них обзаводились семьями и почти никто не жалел о своем "заключении".
    - Семьями? - поднял бровь Леголас. - Значит вы не против браков между расами?
    - Нет, конечно. Свежая кровь нужна, иначе раса может вымереть.
    - А как же дети?
    - Дети наследуют расу матери. Это общее правило для всех рас, даже для людей....вот только редко где встречаются такие союзы.
    - Почти нигде, - подтвердил Йорнир. - Большинство рас очень замкнуты. Бывало, правда, что рабыни, которых ...
    Тут он резко замолчал и густо покраснел. Гном громко закашлялся, заворочался, эльф уставился на палубу. О Эру! Чем больше подробностей он узнает об этом мире, тем больше ему хочется домой. Нет..не домой...его дорога лежит в Аман. Его дом, Средиземье, теперь принадлежит людям. Опять людям. Людям, которые одинаковы везде. Которые вполне могут со временем превратить Средиземье в подобие этого мира. "Нет, этого не случится, среди людей еще остались достойные. И, что бы там ни было, меня это уже не касается. Я не могу ничего сделать. Мое время прошло. Прошло!" Привычная тоска сдавила грудь. Ты потерял надежду, эльф. Ты потерял свою эстель.
    И тут раздался громкий крик: "Корабль! Корабль на горизонте!". На палубе сразу сделалось шумно и тесно. Часть команды выполняла приказы капитана, сворачивая паруса, чтобы снизить скорость, остальные, вместе с бойцами, стояли вдоль бортов, многие обнажили оружие. Леголас поймал за руку ухватившегося за тянущуюся вверх веревку двура:
    - Мы можем чем-нибудь помочь команде?
    - Э нет, лучше стойте со всеми, на мачтах от вас мало проку - свалитесь с непривычки.
    Глаза эльфа вдруг задорно сверкнули.
    - А если не свалюсь? Ну-ка, что нужно?
    Двур усмехнулся и показал Леголасу на петли веревки, которые нужно было подтянуть. Находились они метрах в десяти над палубой. Эльф кивнул головой и вручив лук Йорниру легко вспрыгнул на борт. Оттуда вверх к мачте под крутым углом тянулся канат. Леголас поставил на него одну ногу, помедлил секунду, примеряясь к покачиванию корабля, и быстро побежал вверх. Этому трюку - бегу по почти вертикальной веревке он научился давно, еще в юности. Главное было знать, под каким углом наклонить вперед тело, и особым образом ставить ступни. Он практически взлетел наверх и быстро подтянул веревки на парусах. Затем замер, покачиваясь вместе с кораблем, вглядываясь в совсем близкий горизонт. Ощущение было очень похожим на то, что он испытывал, забираясь на верхние тонкие ветви самых высоких деревьев в лесу. Только там его окружал океан листвы, а здесь качалась поверхность воды, и по ней скользил навстречу корабль. Острое зрение не подвело, он смог разглядеть даже команду. И помрачнел. Люди. Только люди, все с оружием в руках, выстроившиеся вдоль ближайшего борта. Леголас птицей слетел вниз, на палубу. Крикнул друзьям:
    - Это люди! И они, похоже, готовы к бою.
    - Чтож, мы тоже готовы, - ответила капитан Умита. Она, оказывается, уже стояла рядом и в руке у нее сверкал меч. Она окинула эльфа быстрым взглядом. - А ты здорово бегаешь по мачтам, Леголас. Как будто там и родился!
    Взгляд, которым его наградил Йорнир, вовсе не был таким восхищенным. О Эру, он что, так и будет ревновать и видеть в нем соперника?! Но сейчас не до того, корабль стремительно приближается. Леголас плохо представлял себе особенности боя на палубе корабля. Двух кораблей, если на то пошло. Хотя, для его лука это вряд ли будет преградой. Он привычно поправил колчан, выхватил первую стрелу, коротко взглянул на капитана. Попутно заметил, что луками вооружены еще несколько бойцов.
    - Стреляйте как только позволит расстояние. И постарайтесь найти тех, кто ими команует, - коротко приказала она. Эльф кивнул. Он вновь почувствовал себя в привычной обстановке боя, а то, что он происходил посреди морской глади его не волновало. Бой всегда бой. И ему потребуется сосредоточенность. Он еще заметил, как Гимли перехватил поудобнее секиру и подтолкнул Мийяну подальше от борта. Сейчас начнется.
    Секунды тянулись очень медленно и так же медленно сокращалось расстояние между кораблями. Леглас натянул лук, чуть прищурился. Он уже видел выстроившихся вдоль борта людей. Вот тот, подальше, в богатой одежде, размахивающий мечом и что-то кричащий, вполне может оказаться командиром. Эльф прикинул расстояние, чуть приподнял лук, но тетиву не отпускал. Почему-то пришла в глову мысль, что это не его война, и эти люди ничего ему не сделали. Он порядком устал от крови, разве обязательно все повторять здесь? Потом он вспомнил ощущение от затягивающегося кожанного ошейника, вспомнил тон, с которым Дельрик и Сон торговались о его цене, вспомнил затравленное, обреченное выражение глаз Йорнира при их первой встрече, варфа, оставшегося у ворот Ладонны. И больше не задумываясь плавно пустил стрелу. Чутье подсказало ему, что выстрел был точен и он не вглядываясь выхватил следующую стрелу. Стоящие рядом восхищенно вздохнули - их луки были слабее, да и зрение не позволяло еще стрелять. Однако корабли сближались и вскоре в воздухе засвистело сразу несколько стрел. Противник тоже не спал, и на палубу посыпались тяжелые короткие стрелы. Бойцы и команд прикрывались легкими щитами, но Леголасу и другим стрелкам щиты бы только мешали. Однако он увидел, как стрела, летевшая прямо к нему вдруг дрогнула и упала на палубу, словно ударившись обо что-то. Удивленно обернулся и увидел Ми, раскинувшую в стороны руки и что-то шепчущую. Нет, магия все-таки бывает очень полезна!
    Между тем оба корабля продолжали двигаться навстречу друг другу. Бойцы подались вперед. Некоторые вскочили на самый борт, придерживаясь за канаты, у других в руках показались палки с крюками на концах. То же самое происходило на человеческом судне. Вот их разделяет всего метр воды...десятки рук с палками протянулись вперед с обеих сторон, зацепили, потянули и вот оба борта соприкоснулись. И завертелось. С первой же секунды Леголас понял, что морской бой ничем не отличается от всех остальных боев, в которых ему доводилось участвовать. Схватка мгновенно раскололась на десятки отдельны стычек, где каждый сам за себя. Но общая цель тут все же была ясна - не пропустить противника на свою палубу и наоборот, прорваться на его палубу. Эльф пока старался держаться в стороне от общей массы сражающихся - так от его лук будет больше пользы. И лишь когда две команды окончательно перемешались и целиться было невозможно, он с сожалением опустил лук и взялся за кинжалы.
    Преимущество было явно на их стороне. Люди тоже это поняли и постарались отцепить свой корабль, что бы бежать, но им не дали этого сделать. Волна вооруженных, яростно кричащих существ хлынула на чужую палубу. Леголас видел, как сверкала где-то рядом секира Гимли, видел Грана с ножами в двух руках и топором в третьей. Он поискал глазами Йорнира, и вдруг увидел Умиту. Он вздохнул - ну зачем ей понадобилось лезть в самое пекло, ее дело командовать. Но совершенно ясно было, что урса так не считает. Ее глаза сузились, острые ушки были прижаты к голове, рот оскалился в грозном рычании. А вот и Йорнир. Как и следовало ожидать, он сражается недалеко от капитана, периодически кидая на нее восхищенно-встревоженные взгляды. Вдруг в воздухе просвистела стрела - она неслась прямо в спину Умите, которая в этот момент повернулась, выкрикивая какие-то приказы. Неимоверно быстрым движением Йорнир кинулся вперед и его меч в последний момент отбил стрелу. Эльф никогда в жизни еще такого не видел, но удивляться не было времени. Он быстро поискал глазами. Вот он, одинокий лучник, устроившийся на мачте человеческого судна. Он опять натягивает лук. Хвататься за свой лук времени не было и все что ему оставалось - метнуть один из кинжалов. Схватившись за горло стрелок молча рухнул вниз. Но на несколько мгновений Леголас потерял контроль за происходящим рядом. Громкий крик "Барук Казад!" и глухой стук раздались одновременно. Эльф обернулся и увидел совсем рядом падающего человека и гнома, стряхивающего кровь с секиры.
    - Пять, - невозмутимо произнес гном. - Вы беспечны, мастер эльф.
    - А вы несносны, мастер гном, - радостно улыбнулся эльф.
    На дальнейшие разговоры времени не было - бой продолжался. Однако его исход был уже предрешен, людей оставалось на ногах все меньше. Но они сопротивлялись до последнего и не одному не пришло в голову сдаться в плен. Хотя, подумалось Леголасу, может они и правы, не ожидая пощады от бывших рабов.
    Бой закончился так же неожиднно, как и начался. Только что они кружились с оружием на палубе захваченного судна, отбивая удары противника, нанося удары сами, и вот они стоят неподвижно и их окружают только друзья, но палуба завалена телами погибших людей.
    Следующий час был не самым приятным. Сначала нужно было отдать морю тела убитых. Затем - обыскать корабль. К своему удивлению они не нашли ни одного раба. Однако Йорнир сказал, что если корабль был военным, то рабов там быть и не могло - с тех пор, как Морской Союз набрал силу люди опасаются предательства на боевых кораблях и в команды на них состоят только из людей. Одако трюмы и каюты снабдили их изрядным количеством оружия, припасов и несколькими картами, пометки на которых капитан долго и с удовольствием рассматривала. Наконец все, что можно, было перенесено на "Рычащий". Встал вопрос, что делать с захваченным кораблем.
    - Обычно мы бы пересадили на него часть команды и отправили в Убежище, - тихо объяснил Гимли Леголасу. - Лишних кораблей не бывает. Но сейчас каждый боец на счету, мы не можем рисковать. Взможно придется его затопить.
    Тут на палубе показалась Мийяна. Весь бой она держалась сзади, а сейчас спешила к капитану. Она протянула Умите два прямоугольных черных камня в сложной оплетке из серебрянной проволоки. Та кивнула, подозвала одного из матросов и приказала закрепить один из камней на верхушке мачты. Другой она надела себе на шею. Чуть склонила голову, словно прислушиваясь. потом довольно кивнула. И приказала всей команде вернуться на борт "Рычащего".
    - Это камни-близнецы, - объяснила Ми в ответ на удивленные взгляды друзей. - Один из них всегда знает, где находится другой, и знает носящий его. Капитан решила, что мы можем рискнуть и попытаться найти этот корабль после битвы. Если его не найдут другие, или он не попадет в шторм, и не сядет на скалу, и не... да много чего может случиться. Но Умита всегда верит в свою удачу.
    Леголас представил себе, как корабль неспешно движется по морским волнам - пустой, без команды, со спущенными парусами. Мрачное зрелище. Он пожал плечами и вслед за всеми двинулся на свой корабль.
    Вечером все собрались на палубе - почему-то никому не хотелось оставаться в помещении. В небе загорелись тысячи звезд. Так же, как и все в этом мире, они были очень яркими. Леголас любовался ими, прислонившись спиной к борту и запрокинув голову. Светящиеся искры складывались в очертания незнакомых созвездий. Звезды - то, чем он никогда не устанет любоваться, что он никогда не перестанет любить. Как и любой эльф. Между тем вокруг него разгорался нешуточный спор. Он наконец прислушался к голосам и решил тоже высказаться.
    - Я согласен, капитан. Никто не сомневается в вашей храбрости, но разумнее вам было бы оставаться сзади и командовать, а не бросаться в самую гущу боя, - он почти пожалел о сказанном, заметив каким взглядом наградила его Умита. Но не отступил. - А уж одновременно командовать и сражаться - вообще очень сложно. Что-то одно обязательно не успеваешь. Вот сегодня. Если бы не Йорнир, боюсь мы могли бы остаться без капитана.
    За это он заслужил еще более яростный взгляд от Йорнира. Зато Умита смотрела на него удивленно.
    - Йорнира? Я видела как ты ловко сбил лучника. Но Йорнир?
    - Тот лучник уже успел выстрелить один раз, - пробормотал Гран. - Если бы Йорнир не прикрывал все время вашу спину, капитан...
    Леголас сразу понял, что этого говорить не следовало.
    - Мою спину?! - глаза Умиты сверкали нешуточным огнем. - Кто просил его прикрывать мою спину? Я не нуждаюсь в защите. Я могу прекрасно о себе позаботиться.
    - О, вы можете прекрасно позаботиться о своей гордости, - вдруг вскинулся человек. - Никто не смеет защищать капитана Умиту. Никто не смеет предлагать ей свою помощь. Она скорей даст себя убить, чем согласится!
    - А ты, естественно, считаешь, что все женщины беспомощны и нуждаются в защите?
    - Нет, я считаю, что каждый, мужчина или женщина, должен трезво оценивать свои силы. И ставить свои обязанности превыше своей гордости. И хотя бы пытаться мыслить разумно!
    - Значит я неразумна, человек? Двадцать пять лет живу я в этом мире, заботясь о себе сама, три года я командую этим кораблем. И не научилась, по-твоему, мыслить разумно?
    - О, я не сомневаюсь в ваших способностях, капитан. Я уверен, что вы прекрасно командуете этим кораблем. Я уверен, что вся команда готова голову за вас отдать. Вот только вы готовы рискнуть всем этим, лишь бы доказать, что вы сильнее и умнее любого мужчины.
    - Мне не нужно это доказывать. Я и так это прекрасно знаю! Не встречала я ни одного мужчины, какой бы расы он ни был, с которым не могла бы справиться.
    - Значит, не те мужчины вам встречались, капитан. Не нашлось, значит, достойного противника.
    - О, противнков было предостаточно! Получше тебя, человек. Но никто не укротит свободную урсу!
    - О...значит он вам все таки не встретился. Тот, кто знает, как обращаться с дикими кошками. Кто заставил бы вас захотеть быть прирученной.
    - Хочешь сказать, ты знаешь как со мной обращаться?
    Человек улыбнулся. Урса стояла, вытянувшись во весь свой небольшой рост, сжав кулаки и уставившись на него таким взглядом, словно хотела испепелить. Йорнир тоже не отрывал глаз от ее лица, но его выражение было прочесть гораздо сложнее.
    Леголас давно уже почувствовал, что он здесь лишний. Сейчас это ощущение только усилилось. Он дернул Гимли за рукав и они тихонько отошли в сторону. Остальная команда последовала их примеру. Недовольного гараха двое друзей просто утащили под руки. Капитан и Йорнир даже не заметили движения вокруг - они все стояли, уставившись друг на друга, словно от этого зависела их жизнь.
    Леголас шагал по палубе. Ему вовсе не хотелось подслушивать, но его острый слух не оставлял выбора. Когда он уже подошел к спуску вниз, он различил в тишине звук поцелуя, звонкий треск пощечины и тихий смех Йорнира. Через минуту человек быстро прошел мимо. Щека у него горела, но губы улыбались и в глазах плясали озорные огоньки. Леголас только покачал головой. Как дети, честное слово!

© Rohirrimka

назад                                               оглавление                                               вперед


Тексты Ссылки Guestbook