Осколки снов. Тексты на ladyro.net


оглавление

 Брошенные                              

   - Нет, все, к черту! Теперь точно все, никогда, никогда больше не прикоснусь к этому роману, одни проблемы от него! – дрожащими руками она открыла ящик стола, вытащила две помятых тетрадки и бросила их на третью такую же, лежавшую на столе.
   - Надоело. Не маленькая уже, в самом деле, а все глупостями занимаюсь. Нет, к черту. Пора быть наконец нормальной. Жить надо, а не сочинять, жить жизнью, а не фантазиями, - так она бормотала, разрывая тетради на листики, а листики один за одним – на мелкие кусочки.
   - Графомания – это грех, да… Вот и все, прощай, - шепнула она, затоптав в себе последние капли сожаления и высыпая обрывки в мусорное ведро. А потом сердито вытерла ладонью глаза, набросила куртку и выбежала из дома.
   Какое-то время в комнате стояла тишина. Затем раздался тихий всхлип. Последовал шорох, шуршание какой-то ткани, хриплое дыхание и наконец в полутьме сумерек стали видны силуэты.
   Стройная женская фигура встряхнула кудряшками и печально вопросила:
   - Неужели правда все?
   - Может, еще передумает, - неуверенно протянула другая фигура, опирающаяся на трость. –Я слышал, что авторам свойственны кризисы, но они проходят.
   - Если бы, - махнула рукой третья тень, кажется принадлежавшая полной женщине, кутавшейся в шаль. – Вы-то недавно появились, а я тут с первой страницы, успела ее изучить. Обычные кризисы у нее выглядят совсем не так, боюсь, девочка и впрямь решила покончить с рукописью. – И тень печально покачала головой.
   - Как же так, - прошептала тень девушки… - Но ведь она не успела вернуть Себастьяна… он все еще странствует…
   Фигура протянула руки к четвертой тени, чуть видневшейся в углу.
   - Любимый… что же нам теперь делать? Неужели мы никогда больше не увидимся?
   - Не плачь, милая, - тихо ответила ей мужская тень. – Я вернусь. Я обещал тебе, что вернусь, и даже смерть не сможет заставить меня изменить данному слову.
   - Ах, ты уже говорил это, - капризно топнула ногой девушка. – Разве не помнишь? Когда уплывал. Но сейчас речь о гораздо более страшном! Наша книга… если она никогда не будет написана – мы никогда не встретимся…
   - Не только не встретитесь – вы и увидеть друг руга не сможете. Хотя прекрасно будете знать, что другой совсем рядом. Не правда ли, любопытный эффект? – раздался пятый голос и в темноте сверкнула белоснежная улыбка.
   - Базиль, Вы слишком серьезно относитесь к роли злого гения, - укоризненно произнесла тень пожилого мужчины. – Полно Вам злорадствовать, мы теперь все в равном положении.
   - Но согласитесь, для меня это положение более выгодно, - усмехнулся обладатель улыбки. – Ведь мне, что ни говори, грозило разоблачение и неизбежное, но справедливое наказание. При ее-то принципах я никак не мог остаться безнаказанным – если бы она дописала книгу, конечно... Но вот теперь!
   - О, перестаньте! – воскликнула тень старшей женщины, заламывая руки. – Вы слышите? Мой мальчик плачет. Я успела его услышать на предпоследней странице… и вот теперь… Я не могу подойти к нему. Мой ребенок плачет, но я не могу подойти к нему! – и женщина закрыла лицо руками.
   - Не надо, не плачьте, Мария, - фигура с тростью попыталась шагнуть вперед и пошатнулась.
   – Проклятье! И ведь эта рана теперь никогда не заживет!
   Тот, кого называли Базилем, снова сверкнул своей белозубой улыбкой, но она быстро сменилась гримасой:
   - Трижды черт! Это выходит, я так и не узнаю, сработал ли мой план?
   - Мы уже ничего никогда не узнаем, - мрачно произнесла тень молодого человека.
   - О, Себастьян, - всхлипнула девушка, - что же с нами теперь будет?
   - Я слышал, - произнесла вдруг тень пожилого мужчины, - что есть такое место, где обитают такие же как мы… брошенные герои недописанных книг. Все вместе…
   - Веселенькое местечко, должно быть, - фыркнул Базиль, но в голосе его не слышалось веселья. – Сборище людей, чьи жизни остановились, но не закончились. Уж лучше сразу прямиком в ад!
   Девушка обхватила себя за плечи и неуверенно прошептала:
   - А может быть… может быть все-таки… она про нас вспомнит?
   - Теперь? После того, как самолично уничтожила записи?
   - Но может быть…
   - Я не понимаю… Мы столько были с ней…
   - Да не нужны мы никому…
   - Мой ребенок плачет…
   Тут в коридоре стукнула дверь – и тени замерли, прислушиваясь, ожидая…

© Rohirrimka

оглавление


Тексты Ссылки Guestbook