Осколки снов. Тексты на ladyro.net


оглавление

 Там, наверху                              

      - Ну вот, молодец. Экзамен ты сдала, завтра познакомишься с первым подопечным. А пока… как насчет того, чтобы отметить повышение?
      - Что может леди ответить на такое предложение? Только – да, да и еще раз да!
      - Тогда следуйте за мной, леди, - Тед галантнейшим жестом предложил Эмме руку.
      Над входом в бар сияющие буквы складывались в поистине оригинальное название «Райский уголок», к которому прилагались кривовато изображенные пальмы.
      - Бывала здесь? – поинтересовался Тед, открывая перед дамой дверь.
      - Смеешься? Куда уж простому курьеру. Да мы вообще наверх почти не поднимались, столько дел там, внизу… все доставки исключительно срочные, сам знаешь.
      - Знаю, - улыбнулся Тед и тут же занудно добавил. – Вообще-то, официально твоя старая должность называлась «вестник».
      - Ага, а неофициально – «ангел на побегушках», - хихикнула Эмма. - Нет, я не жалуюсь, мне там нравилось. Все эти… пророчества, видения, благие и не очень вести, они требуют изрядной доли артистизма и изобретательности при доставке. Просто хочется ведь и разнообразия.
      - Ну, изобретательность тебе и на новом месте понадобится. А уж разнообразие, считай, гарантированно. И, раз уж мы о работе…, - он усадил спутницу за маленький столик, скрылся за спинами посетителей у стойки и тотчас же вернулся с двумя коктейлями в руках. – Здешний фирменный – «Райское блаженство». Главное, не спрашивать, что они туда намешали. Итак… тост!
      - Тост, тост! – тут же подхватили окружающие, которые еще миг назад на них внимания не обращали.
      - За прекрасную Эмму, нового ангела-хранителя, да будут чисты ее крылья!
      - Ура Эмме! – раздалось со всех сторон и девушку на мгновение захлестнуло волной ободряющих возгласов, дружеских похлопываний по плечу и прочих выражений радости. Но волна схлынула так же быстро, и все вернулись на свои места.
      - Обожаю это место, - Тед смаковал коктейль. – Здесь всегда получишь то, что хочешь - хоть компанию, хоть одиночество, только пожелай.
      - Да, тут интересно, - Эмма, не скрывая любопытства, вертела головой, разглядывая светящиеся фигуры посетителей.
      - Посиди немного, привыкни, а потом я тебя познакомлю с твоими новыми коллегами. Во-он та компания, видишь, возле музыкального автомата? Они все хранители.
      - А та девушка, с краю…
      - Мюриэль. Одна из самых опытных. Собственно, ей принадлежит последний рекорд – она присматривает за семнадцатью подопечными одновременно. Хм… хотя, уже за шестнадцатью.
      - О... вот почему она выглядит расстроенной.
      - Да. Потеряла семнадцатого только позавчера. Сегодня был суд, она защищала его до последнего, но… самоубийство…
      - Ох, - Эмма взглянула на девушку-хранительницу с сочувствием. – Но почему же… почему она не остановила его?
      - Остановила? Ну-ка, быстро, первое правило ангела-хранителя.
      - Ни каким образом не нарушать свободу воли подопечного, - выпалила Эмма как на экзамене.
      - Вот именно. – Тед пригубил коктейль, покачал головой. – Она сделала все, что могла, поверь. Несколько лет возилась. Но он был упрямее.
      Эмма опустила глаза, прикусила губу. Ее спутник, словно прочитав мысли, улыбнулся.
      - Эй, не бойся. Ты справишься. У тебя все задатки настоящего хранителя.
      - Правда? Я... мне немного страшно, - призналась девушка.
      - Всем страшно, - усмехнулся Тед. – У тебя получится, вот увидишь.
      Чуть успокоившись, Эмма продолжила обводить взглядом внутренности бара, а Тед тихо рассказывал ей о посетителях. Он, казалось, всех тут знал.
      - Астрей, он много веков проработал хранителем, теперь молодежь учит. Вон там… Мари и Генрих, познакомились здесь, в баре, теперь их по одиночке и не видят, всегда вместе. Та компания – тоже педагоги. Группа у двери – из отдела священных артефактов. А вон тот столик, в углу, видишь? Там судейские, их ни с кем не спутаешь.
      - Да уж, - Эмма повела плечами, словно от холода. – Я никогда этот вид не забуду. Кажется вон тот, что слева, был на моем суде. Их трудно различить.
      Девушка вгляделась в высокие фигуры – за сиянием почти неразличимы черты лица, детали одежд. Хотя глаза у них есть. Глаза… большие, темные, видящие тебя насквозь. Она помнила этот взгляд.
      - Почему они… такие?
      - Ну… они, конечно, меньше остальных похожи на людей, - согласился Тед. – Но это потому, что они старше всех, кого ты здесь видишь. В суде работают старейшины, самому молодому и то больше трех тысяч лет. Со временем все меняются, ангелы не исключение.
      Стараясь не думать о бездне веков, Эмма вернулась к изучению посетителей и, наконец, ее взгляд уперся в фигуру, замершую на табурете у стойки. Сияние, более яркое, чем у большинства, не мешало, однако, разглядеть ни меч за плечом ангела, ни черные глаза на замкнутом мрачном лице, ни бутылку в руке – «Квинтэссенция бога» чистейшей дистилляции.
      - А это кто? – шепотом поинтересовалась она у Теда.
      - Это… Это Норманн. Судия.
      - Тоже из суда? – не поняла Эмма.
      - Да нет же. Он Судия. Таким как он дано право судить, карать и миловать живых. Видишь, у него меч, а под рукой, на стойке, видишь? это весы.
      - Я думала… что карающий ангел выполняет волю пославшего.
      - Нет, - лицо Теда было очень серьезным. – Тот, кто осуждает, должен видеть, к чему приведет его приговор, тот, кто наказывает, не может делать это бездумно, по приказу. Судия не может ошибиться, в его руках огромная сила, одним ударом он может уничтожить человека, целую семью, город, страну...
      - Ничего себе работа, - пробормотала Эмма. – Не хотела бы я вот так… решать…
      - Он тоже не хотел. Никто не хочет, на самом деле. Это закон – судией нельзя стать по своему желанию, не подойдет и тот, кто приемлет назначение охотно и с радостью. Норманн – он восемь раз отказывался, прежде чем понял. Он и сейчас рапорты пишет…
      Эмма проследила, как подошедший к стойке ангел наткнулся на взгляд черных глаз и по дуге обогнул сидящего Норманна. Она обратила внимание, что, не смотря на множество народу вокруг, табуреты рядом с судией пустуют.
      - По-моему, это ужасно. Он ведь не просил об этой работе, а теперь – посмотри – его сторонятся, как больного.
      - Да нет… все не так страшно. Судии вовсе не изгои, их уважают, ими восхищаются, просто… просто с ними трудно дружить, они сами для себя выбирают одиночество.
      - Почему?
      - Ну…. – Тед пожал плечами. – Они тут единственные, кому работа не приносит радости. И предпочитают тянуть этот груз в одиночку.
      - Все равно, это… это неправильно. Нечестно! – выпалила Эмма. И нахмурилась, когда Тед рассмеялся в ответ.
      - Я все забываю, какая ты молодая. И девяноста нет, верно ведь?
      - Восемьдесят шесть,- кивнула Эмма. – И девятнадцать земных.
      Они выпили еще по коктейлю, потом Тед отвел девушку, все поглядывавшую на Норманна, к компании хранителей, представил ей всех. Эмму приняли приветливо и радостно, а Тед спокойно вернулся за столик, потягивать коктейль и улыбаться своим мыслям.
      Хорошая девочка. Такая молоденькая и такой ровный яркий свет. Он сам напросился экзаменовать ее. После нескольких тяжелых дней в суде, после утверждения приговоров, ему просто необходим был кто-то вроде Эммы. Всем нужна вера. Такие, как эта девочка, помогают ему сохранять веру в то, что он не зря когда-то все это сотворил.

© Rohirrimka

оглавление


Тексты Ссылки Guestbook