Осколки снов. Тексты на ladyro.net


назад                                               оглавление                                               вперед

  Маг Рада Градий. Часть 2                              

    Прошло еще две недели, а Рада так и не продвинулась в своих поисках. Единственное, в чем она была уверена – то, что жителей города не подвергали никаким заклинаниям, не наводили никаких чар. Нет, воздействие было гораздо более серьезным, речь шла об изменении всей реальности. Был ли это стихийный катаклизм? Случайное следствие чьих-то действий? или даже кто-то сознательно менял мир? С точки зрения теоретической магии и такая возможность существовала, хотя на практике целенаправленно изменять законы реальности не удавалось никому, кроме магов из древних легенд. И все же Рада могла поклясться, что за всем происходящим стоит человек. Откуда взялась эта уверенность, она не могла бы сказать. Интуиция, скорей всего… но она привыкла доверять интуиции.
   Мир вокруг менялся, и изменения эти Раде совсем не нравились. Солнце светило как обычно, даже, пожалуй, слишком жарко для начала лета, однако на улочки города словно легла тень. Люди на этих улицах больше не улыбались друг другу, хозяева магазинчиков не здоровались с прохожими. Постоянно то тут, то там вспыхивали ссоры, даже детский смех стал редкостью, а если он и звучал – то не радостный, а насмешливый и злой. Несколько раз Рада ловила продавцов на том, что они весьма бесцеремонно обманывают ее – раньше подобного почти не случалось, ведь здесь все друг друга знали. Уличенные продавцы ничуть этого не стеснялись, однажды ей даже пришлось пустить в ход магию, чтобы остановить разошедшегося булочника. По чистым когда-то тротуарам горячий ветер носил неубранный мусор. Вечноцветущие растения с главной городской клумбы, которыми раньше приходили любоваться, теперь были срезаны, а то и выкопаны с корнем, а дежурящий на площади страж порядка на вопрос, кто это сделал, лишь пожал плечами и вернулся к увлеченной игре в карты с подозрительного вида молодчиком. А самым страшным было то, что большинство жителей не замечали того, что с ними происходит, не видели никаких изменений, словно все всегда так и было... и только на редких лицах видела Рада растерянность и удивление.
   А еще по городу ползли слухи, а следом за ними страх. На скамейках и у задних калиток шептались:
   - Вы слышали, Нэдди Виль помер. А ведь совсем молодой был, совсем… Говорят, вечером к ним в комнату белая бабочка залетела. Уж мать его просила – не трогай, мол, плохая это примета – он не послушал, прихлопнул бабочку. А на утро мать приходит его будить, а он уж холодный совсем.
   - А учительница-то школьная, госпожа Ноланж... Это, говорит, все суеверия, от неграмотности это и от глупости. Вот, говорит, смотрите, я разобью зеркало – и ничего со мной не будет. И разбила! Да еще и в осколки посмотрелась. А на следующий-то день свалилась с черной горячкой… теперь если и выживет – не красоваться ей больше. Вот до чего наука-то довела. А нечего было над приметами смеяться, старики-то знали дело, а эта нынешняя молодежь ни во что не верит.
   - И-и-и, и не говори! Бабки наши толк во всем знали! Я вот без горсти бобов в кармане из дому и не выхожу. Это меня еще бабка научила. Как случится что нехорошее, или посмотрит кто недобрым глазом – тут же боб в сторону бросаю. И всякая порча да несчастье за ним уходят, уж ты мне поверь.
   Рада старалась разговоров таких не замечать, но скрыться от них было невозможно, а считать их просто слухами, памятуя о жертвах проглоченных косточек, она не могла. Совсем невозможно стало игнорировать старые приметы, когда ранним утром к ней прибежала напуганная соседка, умоляя спасти ребенка. В доме у соседки маг увидела заплаканного мальчишку ярко-зеленого цвета… сквозь слезы обещавшего, что он никогда, никогда больше не будет есть зеленые сливы с дерева. Полдня Рада возилась, составляя сложные чары, чтобы вернуть мальчишке обычный цвет, а мать ребенка, всхлипывая, твердила: «Я же не думала… я пугала его, конечно, но я же не думала, что это правда».
   Общая мрачная атмосфера давила ощутимым грузом, и по вечерам Рада падала в постель совершенно измученная. А может, дело было в необычно большом количестве заказов. И это притом, что половине посетителей маг отказывала: иногда спокойно, иногда возмущенно, а пару раз ей пришлось буквально вышвырнуть клиента за дверь. Принятые же заказы в основном сводились к установке различного рода защитных чар, сторожевых завес, сигнализаций и магических замков. Было ощущение, что этой половиной заказчиков внезапно овладела паранойя. Но отказать им Рада не могла – потому как раз, что ей было известно о намереньях и настроениях первой половины.
   Все это, помимо тревоги, вызывало страшное раздражение. Рада злилась на людей, злилась на себя за то, что поддается всеобщему искажению, но ничего не могла с собой поделать.
   Однажды на улице она встретила Михаэля, он стоял на углу в форменной фуражке дежурного стража. Поздоровавшись, маг поинтересовалась, с каких это пор майоры Стражи лично патрулируют улицы. Михаэль, однако, на ее улыбку не ответил и, судя по выражению лица, проглотил парочку ругательств, прежде чем выдавить раздраженное «Приходится!».
   Впрочем, он тут же извинился:
   - Прости, я просто устал… но ты-то в этом не виновата… да? Я со вчерашнего дня на ногах, а работать приходится за троих.
   - Что-то случилось?
   - Люди с ума сошли, вот что случилось! – Михаэль покачал головой. – Знаешь, до недавнего времени я был уверен в своих сотрудниках, я за каждого мог бы жизнью своей поручиться… да? Но теперь… Представь, у меня трое сержантов подали в отставку, заявив, что не намерены рисковать собой за те гроши, что им платит муниципалитет. Как будто раньше платили больше! Еще двоих уличили в том, что они берут мзду с преступников и игроков. Зато другая парочка наоборот так рьяно охраняла порядок, что каждый день кулаки, а то и оружие пускали в ход. Кончилось тем, что они покалечили человека только за то, что он выбросил мусор на улицу. Разумеется, я их отстранил. Теперь у нас отчаянная нехватка рук, работаем сутками… Вот, видишь, даже мне дежурить на улицах приходится, а что делать? Дома почти не бываю, Мина сердится, ругается, дети от рук отбились. На работе чистое безумие, дома – тоже не большая радость, хоть не приходи. Думаю, отправить, что ли, своих к теще, в столицу? На время. Должна же эта полоса когда-то закончиться! Да?
   Рада подтвердила, что должна, отчаянно надеясь, что это правда. Поинтересовалась:
   - А как там ваш маг?
   - Марк? Да ему еще хуже приходится. Второй маг у нас заболел, теперь Марку одному со всем справляться, а работы-то все больше и больше. Парень совсем с лица спал, я за него побаиваюсь.
   Поколебавшись, Рада предложила:
   - Может быть мне помочь вам? Ты зови меня, если что… если второй маг понадобится.
   Михаэль рассеянно кивнул, и на этом они расстались.
    Дома Рада, борясь с усталостью, в который раз попыталась систематизировать сведения и наблюдения и найти хоть какую-то логику в происходящем. Если это ненамеренное воздействие – то каким образом связаны исчезновение любви, падение нравов и возрождение забытых суеверий? А если предположить, что кто-то меняет реальность специально… кому, и главное – зачем могло понадобиться превращать уютный и спокойный городок с его добрыми, в общем-то, жителями в столь неприятное и мрачное место?
   Этим вопросом Рада задавалась каждый вечер – и каждый вечер ей не удавалось найти ответ. Собственная беспомощность ужасно раздражала, и, чтобы хоть как-то поправить настроение, маг решила переключиться на то, что, в отличие от логики, уж точно никогда ее не подводило – на магию. Рада достала из ящика стола заготовки для защитных талисманов и принялась заряжать их чарами. Однако талисмане на пятом она вдруг почувствовала, что ей элементарно не хватает магических сил. Она была опытным магом, она четко знала свои способности, свою силу и могла совершенно точно сказать – это неправильно. Да что там, это просто невозможно.
   Стараясь не паниковать раньше времени, Рада встала, прошлась по комнате, выпила холодного сока и снова вернулась к столу. Взяла в руки зеленый камушек, которым обычно придавливала бумаги, сжала его в руке и принялась накачивать камень чистой энергией – детское упражнение на овладение собственными способностями. Камень только начал теплеть, когда Раде пришлось остановиться – она совсем выдохлась. Да что же это такое! В душе заскреб острыми коготками страх. Неужели она теряет способности? Может быть, просто устала? Да нет, глупости. Магические способности, их уровень – это то, с чем маг рождается и что сохраняет до самой смерти, они не меняются и не зависят ни от внешних причин, ни от внутреннего состояния мага. Профессор Азин, институтский сторожил, в последние годы был так слаб, что в аудитории влетал на особом кресле, он мог шевелить лишь губами и пальцами, однако его заклинания и чары оставались четкими и мощными до самого конца. Но все же…
   Нет, так не пойдет. Рада категорически запретила себе думать, вместо сомнений и страхов прописав горячий чай, конфеты и долгий крепкий сон. Пожалуй, в глубине души она по-детски надеялась, что на утро все окажется просто глупой ошибкой и пройдет само собой. Как бы там ни было, собственное предписание она выполнила полностью. Ей даже удалось уснуть без проблем – возможно потому, что, как только погас свет, Дар запрыгнул к ней на подушку и устроился там, уютно урча. Утром она тоже не спешила – побаловала себя самым вкусным за последнее время завтраком, долго расчесывала волосы, надела любимое платье… посмеялась над тем, как пытается справиться со страхом обычными женскими способами… и, наконец, разрешила себе подойти к столу и взять в руки зеленый камень. Результат оказался прежним – она выдохлась почти вдвое раньше, чем должна была. Вот теперь можно было начинать паниковать.
   Но паниковать Рада не стала, она стала думать. Итак, ее способности уменьшились, хотя история и теория магии утверждают, что это невозможно. Впрочем, в последнее время произошло столько невозможного, что с ее стороны было бы глупо удивляться. Вопрос в другом – случилось ли это только с ней или затронуло и остальных магов? Не то чтобы она испытывала облегчение от мысли, что она не единственная пострадавшая, но все-таки в случае глобальных изменений больше шансов и на помощь. А помощь – пора уже признать – ей очень нужна, она определенно не справляется в с проблемой в одиночку. Но к кому обратиться? Образ жизни Рада вела не очень открытый, знакомых магов у нее почти не было. Собственно, выбор ее был ограничен только двумя. Рада вздохнула и вышла из дома.
   Дом магистра Малагриса находился неподалеку. Магистр всю жизнь прожил в этом городке, знал здесь всех и каждого, и до приезда Рады был единственным тут магом, державшим общую практику. Разумеется, когда Рада решила устроиться тут же, она зашла к нему познакомиться. Старик показался ей очень милым, не смотря на некоторую нелюдимость и недоверие к достижениям современной магии. Он ничего не имел против «конкурентки» и, как Раде показалось, даже с облегчением передал ей половину своих клиентов. Он определенно не откажет ей в помощи, а опыт у него немалый. И как она раньше не сообразила обратиться к Малагрису?
   Но маг напрасно стучала в дверь, заглядывала в щели в ставнях и посылала внутрь дома магический зов. Надпись на двери гласила «Маг не принимает» - и хотя Рада была уверена, что старик дома, общаться он определенно не был настроен. Странно… но теперь у нее остается только один выход.
   Снаружи здание Стражи выглядело как обычно, но внутри Раду встретили шум, раздраженные крики, неопрятные люди, толпящиеся в одном из коридоров. Прежнего охранника у кабинета Михаэля не было, а сама дверь почему-то была открыта, позволяя увидеть пустой кабинет и заваленный в беспорядке бумагами стол. Да, сложно им тут приходится. Рада проскользнула к следующей двери, нерешительно постучала, отругала себя за эту нерешительность – и на раздраженный отклик «Да-да!» шагнула внутрь.
   Марк действительно выглядел неважно. Он был очень бледен, аристократический овал лица портили запавшие щеки, а темно-голубой цвет глаз подчеркивался залегшими под ними тенями того же оттенка. Однако поклон, которым он поприветствовал Раду, был подчеркнуто безупречным:
    - Госпожа Градий, проходите, пожалуйста. Присаживайтесь, прошу. Каким новым необыкновенным обстоятельствам я обязан этой нашей встречей? Чем могу быть полезен?
   Тон тоже был безупречным, однако взгляд мага сказал Раде, что лучше бы ей обойтись без долгих предисловий. Поэтому она начала с главного:
   - Господин Офей, я знаю, что у вас в Страже имеются амулеты для определения уровня магических способностей, такие же, как те, что применяются в школах.
   - Не совсем такие, - заметил маг. Что ж, по крайней мере, он не отрицает, что амулеты есть.
   - Я бы хотела… Я прошу вас определить уровень моих способностей, - выдохнула она. Ага, ей все-таки удалось удивить его.
   - Простите, но с какой целью? Я сомневаюсь, что он вам не известен… как вы сами заметили, уровень магических способностей определяют еще в школе и сообщают магу.
   - Да, да… Но все-таки, я прошу вас… Пожалуйста, вам же не сложно!
   - Но зачем? – на лице Марка искреннее недоумение. – Зачем определять то, что и так известно?
   - У меня есть… есть основания полагать, что мой уровень изменился.
   - О… в таком случае вам нужен не я, а врач, полагаю.
   Что… ах, проклятье, вот что он подумал! Ну да, для женщины-мага есть единственный вариант изменения способностей – если она носит ребенка, уровень ее растет все время беременности. Надо же, он считает, что она… Рада с трудом справилась с раздражением.
   - Нет, вы неправильно поняли меня. Я считаю, что мои способности уменьшились. Существенно уменьшились.
   - Что за чушь?
   Да, она и сама так отреагировала бы, скажи ей кто такое несколько дней назад…
   - Пожалуйста. Это не составит для вас труда. Я настаиваю.
   На лице мага ясно было написано, что он думает о женских капризах и истериках. К счастью, он определенно решил, что лучший способ от нее отделаться – сделать то, о чем она просит. Марк подошел к стене, провел по ней ладонью, после чего, казалось, просунул руку прямо сквозь камень. Ага, сейф, настроенный на прикосновение владельца. Через секунду маг вынул руку из сейфа – в ней был... да, пожалуй, это можно назвать очень массивным перстнем. Действительно, совсем не похоже на тот амулет, который Рада помнила по школьным временам. Марк надел перстень на палец и указал им на Раду. Помедлил, разглядывая камень на вершине перстня, затем продемонстрировал его Раде:
   - Оранжевый.
   Не смотря на то, что Рада была готова к этому, внутри у нее все сжалось.
   - Не льстите мне… это светло-красный. А был – желтый. Можете проверить в своих документах, я регистрировалась в Страже, когда приехала в город. Мой официальный уровень – желтый… значит… значит…
   Наверное, она побледнела, потому что Марк быстрым жестом подозвал к себе графин с водой, наполнил стакан и протянул его Раде. Она не стала отказываться. Убедившись, что в обморок она падать не собирается (Рада мысленно фыркнула), Марк принялся разглядывать амулет.
   - Но я все же не понимаю. С точки зрения теоретической магии это просто невозможно. Даже если усталость или нервное напряжение… нет, невозможно.
   - Вы позволите мне? – Рада протянула руку и Марк, очевидно думая, что она сама хочет убедиться, отдал ей перстень-амулет. Но маг, не раздумывая, надела громоздкую конструкцию на палец и ткнула им в собеседника. – Какой у вас уровень?
   Вопрос сам по себе был… скажем, не общепринятым, а уж магическим способом определять чужой уровень без заранее полученного согласия считалось вообще неприличным. Но Марк лишь прищурился и сказал:
   - Светло-желтый.
   Рада, чувствуя себя на удивление мерзко, молча показала ему перстень. Встроенный в него камень светился густым оранжевым. Надо отдать Марку должное, он почти не изменился в лице. Только поджал на миг губы. Помолчал, словно что-то обдумывая, и задал самый логичный вопрос:
   - Значит, это происходит со всеми?
   - Я не знаю, - вздохнула маг. – Я действительно не знаю… Я ничего не замечала до вчерашнего дня. Или, может, не хотела замечать. Вы, очевидно, тоже. Если это происходит и с другими… Не думаю, что кто-то склонен это обсуждать. Слишком… Слишком сильное потрясение.
   Да уж, потрясение. Наверно, то же самое должен чувствовать человек, однажды утром проснувшийся и не обнаруживший собственных рук. Хуже… Рука – лишь часть тела, ее можно потерять, но магические способности – неотъемлемая часть мага… часть его сознания. Если они лишатся их полностью… нет, Рада совершенно не хотела этого представлять.
   Марк между тем склонен был действовать, а не размышлять.
   - Прежде чем что-то предпринимать, нам нужно удостовериться в том, что… эффект действительно затронул остальных магов. Но и подходить к ним с прямым вопросом мне бы не хотелось.
   - У вас ведь есть записи, регистрация… Вам нужно лишь сравнить нынешние показатели с записанными, можно вообще ничего не говорить.
   - Это будет некорректно…
   - Но это будет правильно. Если маги осознают, что плохо всем – а они наверняка еще не осознали этого, мы ведь не склонны обсуждать такие вещи друг с другом, верно? – если они осознают, может начаться паника. А запаниковавший маг – это серьезная опасность.
   - Да, - кивнул Марк. Посмотрел на нее, кажется, с любопытством. – Однако вы догадались… и не запаниковали.
   - Наверное, я просто была готова к любым пакостям. Последнее время, по крайней мере.
   Они разошлись, договорившись встретиться на следующий день. Марк обещал проверить столько магов, сколько сможет. Рада же выпросила у него еще один амулет – по крайней мере, магистра Малагриса она может взять на себя. Если сумеет до него достучаться, конечно.
   Достучаться она пыталась долго и упорно. Кричала, звонила, барабанила в дверь, даже рискнула силой открыть один из запертых ставней – ей стало действительно тревожно за старика. Прижавшись лбом к стеклу, маг заглянула внутрь… на несколько секунд перед ней мелькнуло лицо старого магистра, сердито шевелящиеся губы, потом Малагрис просто задернул занавес на окне, но этих секунд Раде хватило, чтобы направить на мага измеряющий амулет – благо, стекло ему помехой не было. Отойдя от дома, Рада взглянула на амулет – и чуть не выругалась. Понятно, почему магистр прячется ото всех – камень на амулете был темно-красным, почти черным… а это означало, что старый и уважаемый маг лишился практически всех своих способностей.
   Полночи Рада не спала, просто лежала, глядя в темноту и поглаживая устроившегося рядом Дара. Умница-кот чувствовал настроение хозяйки и, как мог, поддерживал ее уютным урчанием. Если бы не он, маг так и мучила бы себя до утра, представляя самые печальные варианты развития событий, но мурлыканье Дара отвлекало от мрачных мыслей и, в конце концов, она уснула..
   Утром Рада еле дождалась назначенного времени, заставив себя терпеливо сидеть и листать книги в поисках хоть чего-нибудь подходящего к случаю. Безуспешно, разумеется. Когда до назначенной встречи с Марком осталось полчаса, она вылетела из дома так резво, как даже на свидания не бегала.
   А вылетев, нос к носу столкнулась с Жюли.
   - Кажется, это называется дежа вю, - пробормотала Рада, поздоровавшись с девушкой. – Вы ко мне?
   - К вам, - сегодня Жюли выглядела не такой смущенной, как в первый раз. – Я по поводу… моего заказа. Вы обещали разобраться, что случилось с любовью в этом городе. Я хотела узнать, что вам удалось. Столько времени уже прошло… Вы знаете, как это остановить? Вы же видели, что творится с городом.
   - Я видела, - кивнула Рада. – Видела, возможно, даже больше, чем вы. Вот только главного – как же мне выполнить ваш заказ – я так и не узнала.
   - Вы... вы хотите отказаться? – голос Жюли упал до шепота.
   - Вовсе нет. Да и права у меня такого нет. Но дело в том… что у меня возникли сложности, - Рада оглянулась, решая, есть ли у нее время пригласить гостью в дом. По всему выходило, что нет. – Мне сейчас надо идти… Знаете что, пойдемте со мной! Да, точно. Я думаю, вы имеете право знать, что я делаю… что мы делаем, что узнали и что планируем.
   Она знала, что маг Стражи не одобрит привлечение «гражданских». Собственно, она и сама толком не понимала, зачем тянет с собой Жюли – но у нее было странное чувство, что если вся история началась для нее с этой девушки – то и в завершении ее Жюли должна принять участие. Впрочем, до завершения еще было далеко… Плюнув на сомнения, Рада решила просто прислушаться к интуиции – и повела Жюли к зданию Стражи, на все вопросы отвечая: «Я вам все расскажу, когда придем».
   Как она и предполагала, Марка тот факт, что она пришла не одна, вовсе не обрадовал. Он, конечно, был вежлив, поклонился пришедшей, усадил ее в кресло… а потом уставился на Раду таким непроницаемо-требовательным взглядом, что она на миг почувствовала себя преступником на допросе. Но только на миг. Собравшись, она представила гостью – маг кивнул, возможно, он слышал о Жюли – и продолжила:
   - Прежде чем мы перейдем к тому, ради чего встретились, я хочу объяснить, почему привела Жюли сюда. Видите ли… Она тот самый заказчик, из-за которого я приходила к вам в первый раз. Именно она привлекла мое внимание к странностям, творящимся в городе, еще до того, как они стали бросаться в глаза. То, с чем столкнулись мы с вами…, - Рада помахала перстнем-индикатором. – Я считаю, что это еще одно звено в цепи все тех же странностей. Что это все связано. Вобщем, так получается, что Жюли знает начало истории, вы – середину… и мне кажется, что до конца ее нам предстоит добираться вместе.
   Покончив с вступлением и не дождавшись возражений, Рада коротко пересказала события последних нескольких недель, начиная с появления Жюли на пороге ее дома. Она описала свои наблюдения, перечислила предпринятые ею магические меры – безуспешные, увы, но как говорится, отсутствие результата – тоже результат. Марк слушал заинтересовано, хоть и со скептической усмешкой, Жюли была более эмоциональна – услышав об исчезновении магических способностей, она не удержалась от тихого вскрика, тут же зажав себе рот рукой.
   - Таким образом, - подытожила маг, - я считаю, что мы имеем дело с сознательным изменением реальности. Но кем и каким образом – я совершенно не представляю. Жюли, я хочу, чтобы вы поняли – я не отказываюсь от вашего заказа, но… я признаю, что не могу справиться с ним в одиночку. Мне нужна помощь… ваша… и ваша.
   Рада перевела взгляд на Марка. Тот молчал.
   - Если ты собираешься воспользоваться помощью мага Стражи, неплохо было бы спросить разрешения у его начальника… да? – раздалось от порога. – Марк, раньше, когда у тебя были посетители, ты ставил защиту на свой кабинет. Я зашел к тебе по поводу тех шарлатанов, помнишь? И случайно услышал часть рассказа Рады.
   - И? – Рада пришла в себя. Надо же, она так увлеклась, рассказывая, что не заметила появления Михаэля. Впрочем, судя по лицам ее собеседников, не заметил его никто. Ладно Жюли, но вот то, что маг забыл о профессиональной осторожности… похоже, он растерян гораздо больше, чем может показаться по его безупречному виду. – Ты позволишь своему магу помочь мне?
   - Долг Стражи – служить людям, - процитировал Михаэль. - Если ты говоришь, что кто-то превратил мой город в сумасшедший дом… Если ты говоришь, что это можно остановить – можешь рассчитывать на нашу помощь. Я думал, ты больше мне доверяешь, Милорада… да? Почему ты не пришла раньше?
   - Дело не в доверии, - вздохнула маг. – Дело в том, что все было так… странно. Как я могла объяснить то, чего сама не понимала? Как могла просить помощи, если не знала, какая помощь нужна и в чем? Я и сейчас не очень-то это представляю…
   - Значит, будем понимать и представлять вместе, - Михаэль подвинул стул и сел, слово бы замыкая круг вокруг стола мага. – Так, Марк?
   - Так, - кивнул тот. Чуть склонив голову, добавил задумчиво. – Но должен заметить, что понимаю, почему госпожа Градий не рассказала все раньше. До вчерашнего дня, боюсь, я ей просто не поверил бы. Простите, госпожа Градий, но я должен быть честным… еще позавчера я счел бы вас просто…
   - Нервной дамочкой с буйной фантазией? – подсказала Рада. Маг усмехнулся:
   - Излишне впечатлительной особой.
   Рада понимала его. Да, он не поверил бы ей, скажи она, что из города исчезла любовь, что кто-то заставил жителей забыть о честности и совести. Он счел бы все это естественными явлениями. Такова особенность его работы – очень многие стражи со временем привыкают ждать от людей худшего. Что не мешает им защищать этих людей – вот парадокс, который Рада еще не смогла разрешить. Что движет ими – привычка? Долг? Красный мак над ладонью Марка говорит в пользу последнего. Но от размышлений Раду оторвал голос Михаэля.
   - Итак, что мы имеем? Насколько я успел понять, из необъяснимых явлений мы столкнулись с исчезновением у людей способности любить, с исчезновением моральных норм…
   - Не всех, - тихонько прервала его Жюли. Смутилась под всеобщими вопросительными взглядами, но продолжила. – Я не знаю, заметили ли вы, но… не смотря на жаркую погоду, на улице нет женщин в открытых платьях. Обычных женщин, я имею в виду. Девушки и парни теперь гуляют отдельно – родители требуют. Миреле, моей подруге, мать запретила в выходной пойти с Полем в парк – а ведь они обручены, и свадьба совсем скоро. Все словно помешались на благопристойности, по крайней мере, внешней. В домах может твориться что угодно – я слышала страшные вещи – но внешние приличия вдруг стали соблюдать очень строго.
   Марк удивленно посмотрел на Жюли – его что, удивляет, что девушка может быть наблюдательной? А Михаэль просто кивнул задумчиво:
   - Да… я как-то не обращал внимания на это, но если подумать, вы правы, Жюли. Спасибо. Значит – исчезновение любви, усиление внешнего соблюдения приличий при полном падении нравов, превращение примет из глупых суеверий в суровую реальность, и… если я правильно понял – исчезновение магических способностей у магов? – Михаэль вопросительно взглянул на Марка.
   - Да, - вздохнул тот. – Я не успел проверить всех зарегистрированных магов, но из четырнадцати, которых я успел навестить, у всех способности снизились. Включая Натана. Он поэтому, оказывается, на работу не ходит, больным сказался, решил, что это только с ним и запаниковал. Второй маг Стражи, называется… И вот что странно – у всех способности меняются в разной степени. К счастью, похоже, полностью их лишиться все же нельзя…
   -Можно, - перебила его Рада. – По крайней мере, с магистром Малагрисом это случилось.
   Маркус ошарашено уставился на нее.
   - Старик Малагрис? Не может быть, он же… он же…
   - Старейший и опытнейший маг в городе, я знаю, - вдохнула Рада. – Увы…И у нас нет времени оплакивать его участь. Если мы срочно что-нибудь, наконец, не придумаем – боюсь, нас ждет то же самое.
   - Мы придумаем, - уверенно заявил Марк. Слишком уж уверено – это он ее успокаивает или себя?
   - Я уже голову сломала, пытаясь понять, что же общего между всеми этими странностями. И кто, а главное как мог все это устроить. Это не может быть предсмертным желанием – хотя бы потому, что в одно желание все странности не уместить. Да, вот в том и дело… это все слишком разбросано, не связано… Я пересмотрела все книги. Если и есть какие-то способы обычному человеку изменить реальность – то это может быть только одно желание. Даже Золотой талисман выполняет лишь одно желание.
   - Золотой талисман? – фыркнул Марк. – Да, похоже, вы совсем отчаялись.
   - Ну да, да… Говорю же – я пересмотрела все книги, даже сборники легенд и сказок. Можете посмеяться надо мной. Вот только, даже в сказках я не нашла ни намека на то, как можно такое устроить.
   - Кто, как… Это неправильные вопросы. Нам стоит подумать, зачем это все было сделано. Зачем это могло понадобиться, кому это выгодно? С этого вопроса начинается любое следствие… да?
   - Но кому могла помешать любовь? – пробормотала Жюли. – Зачем убирать ее?
   - Ну, тут-то вариантов много. От несчастной любви люди такие глупости делают. Может, кто-то решил так избавиться от всех любовных проблем?
   - А заодно избавить весь город, - проворчала Рада. – Из пушки по воробьям, вот как это называется.
   - У вас есть другой вариант, госпожа Градий?
   - Ну… неспособность любить разобщает людей, а значит делает их беззащитными. И не только отсутствие любви, кстати. Судя по тому, что ты, Михаэль, мне рассказывал, Стража существенно ослаблена – это может быть на руку всяким преступникам.
   - Мы делаем все, что можем, - похоже, замечание зацепило майора Стражи. - Но ты, пожалуй, права. Сложившаяся в городе ситуация определенно затрудняет работу нам. И облегчает преступникам. Возможно, в этом смысл?
   - Возможно. Ослабление магов в такую картину вписывается – без магов, чар и амулетов вам работать еще сложнее.
   - Да, но причем тут тогда приметы? Черные кошки и разбитые зеркала?
   - Я не знаю, Жюли, не знаю. Может у этих преступников такое дурацкое чувство юмора.
   - Стоп-стоп, - произнес вдруг Марк. – Мы говорим о преступниках, но вот вопрос – как могли они настолько изменить реальность, не прибегая к магии?
   - Почему не прибегая? – удивился Михаэль. – Рада ведь сказала, что немагических способов устроить такое она не нашла. И мы оба прекрасно знаем, что не все маги законопослушны, так что…
   - Я поняла, - кивнула Жюли. – Если в этой новой реальности маги теряют способности – значит, их потеряет и тот, кто все это устроил. Разве маг может на такое согласиться?
   - Ну, если он достаточно безумен… а придумать такой план мог только безумный, я уверен.. да?
   - Или очень предусмотрительный, - протянула Рада. – Если это все устроил действительно маг – я думаю, он предусмотрел для себя какую-то защиту. И тогда…
   - Тогда очень скоро он окажется самым сильным, если не просто единственным магом в окрестностях.
   – А может и не только в окрестностях. Кто знает, насколько обширно это изменение реальности, как далеко дотянулось?
   - По крайней мере, до столицы оно не дошло, - Михаэль вздохнул. – Ну, судя по письму Мины.
   - Ты все-таки отправил своих в столицу?
   - Да… И, похоже, правильно сделал, пусть лучше в стороне от здешнего безумия побудут… да?
   Жюли, какое-то время молчавшая, вдруг подняла голову:
   - Постойте. Вы говорите… этот маг окажется самым сильным? Значит… если мы найдем сильного мага… Мага, чьи способности не уменьшились – это и будет преступник, ведь так?
   - Так, - протянул Марк. – Но вот как его найти?
   - А… а разве нет таких заклинаний? Он же, наверное, должен быть заметен издалека? Ну… вроде как самый высокий человек заметен в толпе?
   - Нет, – Рада покачала головой. – Издалека этого не определить. Можно, конечно, проверить общий магический фон, но если он в этот момент не использует никаких заклинаний – мы ничего не заметим… А мне что-то говорит, что он постарается сидеть тихо-тихо. Может быть… Марк, вы говорили, что проверили не всех зарегистрированных магов? Может, среди оставшихся?...
   - Я могу проверить, но если он не местный, и приехал сюда, уже задумав дурное – он мог просто не регистрироваться.
   - Верно… Проклятье, ну нельзя же ходить по улицам и проверять каждого встречного!
   - Ну, предположим, не каждого встречного, а каждого, в ком мы почувствуем магические способности, - поправил ее Марк.
   - Ну и что? вы что, полагаете, что можно вот так просто выйти на улицу – и случайно встретить преступника? Что-то я не верю в такое везение.
   - А может, зря не веришь? – вмешался вдруг Михаэль. – Везение… Удача... Марк, ведь стандартные амулеты Стражи увеличивают удачу, да?
   - Да, но только процентов на десять... максимум двенадцать. Это же стандартные амулеты. Боюсь, нам этого будет мало.
   - А если надеть сразу несколько?
   - Увы… их действие не складывается. Стойте-ка…
   Маг вскочил и сунул руку в свой сейф. Высыпал на стол горсть камней, жетонов и подвесок и начал их разбирать.
   - Так… где же он? Ага, вот, - он вытащил синюю подвеску-спираль, сжал в кулаке. – Мой персональный амулет удачи. Правда, я его давно не заряжал… Так что, он может добавить только процентов двадцать.
   - Так заряди, - удивился майор. – Или сделай еще один.
   Маг поморщился, Рада ответила за него:
   - Магия удачи очень сложная, Михаэль. Для нее нужен как минимум желтый уровень. Сейчас ни Марку, ни мне это не под силу, увы… Мой собственный амулет, боюсь, не в лучшем состоянии.
   - И что бы вам не быть позапасливей? – проворчал страж. – Но, по-моему, все равно стоит попробовать, пока не придумаем что-нибудь получше.
   - Попробовать можно, - нехотя согласилась Рада. - Два амулета – ваш служебный и личный, дадут нам на тридцать процентов больше вероятности встретить преступника на улице. Скрестим пальцы на удачу – и вперед, прогуливаться.
   - Скрестить пальцы – это идея, - подала вдруг голос Жюли. – Ой, ну ведь правда – идея. Приметы! Вы забыли про приметы, а они ведь теперь действительно работают – а значит должны работать и скрещенные пальцы, и кроличья лапка, и… и что там еще приносит удачу?
   - Четырехлепестковый клевер, - забормотал Михаэль, - дырявый камень, веревка повешенного…
   - Майор Кленвист, а я и не знала, что вы так суеверны, - усмехнулась Рада.
   - Это все детство. В детстве я много во что верил, да. И, как видишь, пригодилось.

* * *

   - Чувствую себя удивительно нелепо, - проворчал Марк, косясь почему-то на Раду.
   - Я, между прочим, тоже, - огрызнулась она.
   - Странно, почему это с момента знакомства с вами я стал сталкиваться с нелепостями значительно чаще, чем за всю предыдущую жизнь?
   - Не знаю уж, почему это ваша жизнь была такой скучной, но я рада, что смогла ее как-то оживить.
   - Прекратите это, оба!
   Марк мрачно сжал губы, очевидно проглотив уже заготовленный ответ. Надо же, она была уверена, что он не сдержится. Рада виновато посмотрела на Михаэля:
   - Прости. Просто это действительно… нелепо. Представь, если бы тебе пришлось ловить преступника, используя игрушечное оружие – как бы ты себя чувствовал?
   - Но это не повод выплескивать свои чувства на окружающих.
   И что тут ответишь, если он прав? Жюли, видимо, желая сменить тему, протянула магам по маленькой начищенной подкове.
   - Вот, это тоже может пригодиться.
   - И где вы только все это набрали? – удивился Марк, пряча подкову в карман и вертя в руках несколько облезлую, но вполне узнаваемую кроличью лапку.
   - Кузен моей подруги приторговывает всякими… он это называет талисманами. Знаете, даже до того, как началось… все это … хватало людей, верящих в приметы. Особенно если немного отъехать от города.
   - А мне пришлось залезть в вещи старшего сына. Хорошо, что он не все забрал с собой… да? Он сейчас как раз в том возрасте, когда верят во всякую чепуху, - майор протянул Раде шнурок, продетый сквозь дыру в обычном сером камушке.
   Марк пытался спрятать в кармане клевер так, чтобы он не помялся. Рада решила проблему просто, приколов листик к платью, и теперь держала двумя пальцами отрезок не очень чистой веревки.
   - Вы уверены, что вот это необходимо?
   - Веревка повешенного – средство очень сильное. Ну, если верит приметам, - смущенно улыбнулась Жюли. – Правда, я не уверена, что эта веревка настоящая… этот... кузен подруги, он не очень-то честный. Ну где бы он взял настоящую веревку повешенного?
   - Учитывая, что в нашем городе уже шестьдесят семь лет никого не вешали, спорю на свой месячный оклад, что эту веревку он купил в обычном магазине, слегка испачкал и продает теперь в пять раз дороже.
   - Я тоже так подумала, но… но вдруг все-таки?
   Вздохнув, Рада сунула обрезок веревки в карман и огляделась.
   - Вроде бы все. Я готова.
   - Я тоже, - в тон ей ответил Марк. – Выходим?
   - Постойте-постойте, - вмешался Михаэль. – Мне не нравится, что вы идете вот так просто, без всякого плана… да?
   - А какой может быть план, если мы полагаемся исключительно на удачу? Просто выйдем на улицу и пойдем… куда глаза глядят.
   - Вместе?
   Этот вопрос заставил Раду задуматься.
   - Вы правы, майор, - протянул Марк. – Поскольку удача двух людей не может складываться, нам нет смысла ходить вдвоем. А вот если мы разделимся – наши шансы увеличатся еще вдвое.
   - Разумно, - кивнул Михаэль. – Но, учитывая, что мы не знаем, с кем вам предстоит иметь дело, и то, что ваши способности слабеют… Рада, я пойду с тобой. Так будет безопасней.
   Рада собралась было возразить, но вдруг, к собственному удивлению, поняла, что ей действительно будет спокойней, если рядом будет кто-то.
   - А я тогда пойду с господином магом, - решительно заявила Жюли. – Вдруг вам понадобится передать сообщение или еще что-то?
   Марк, на удивление, ничего не возразил. Зато достал из сейфа пару магических маячков. Совместными с Радой усилиями им удалось настроить их друг на друга – теперь в любой момент можно было подать сигнал другой паре или узнать, где она находится. При этом маг с тревогой почувствовала, что даже это простое действие далось ей с заметным усилием, но промолчала. Что толку жаловаться на очевидное? Они вышли из здания стражи все вместе (в последний момент вспомнив очередную примету и молча посидев пару секунд «на дорогу»), дошли до ближайшего угла и там разошлись в разные стороны.
   

© Rohirrimka

назад                                               оглавление                                               вперед


Тексты Ссылки Guestbook