Осколки снов. Тексты на ladyro.net


назад                                               оглавление

  Маг Рада Градий. Часть 3                              

    Пройдя несколько шагов, Михаэль галантно подал Раде руку. На ее удивленный взгляд пояснил:
   - Так естественней выглядит. Мы ведь просто прогуливаемся, а не разыскиваем мага-преступника… да?
   - Да-то оно да, - нахмурилась Рада. – Но вот злые языки… В этом городке и раньше-то хватало сплетников, а уж теперь… Что ты будешь делать, если по городу пойдет слух? Господин майор Стражи отправил жену к матери, а сам разгуливает по улицам с другой женщиной?
   - Ничего не буду делать. Мина прекрасно знает, что моя работа может потребовать и не такого. Ты ведь в свое время знала? Да и потом, она знает тебя… да? Лучше скажи мне, какой у нас план?
   - План в том, чтобы не иметь никакого плана. Это ведь удача, в ней нет никакой системы. Тут главное – поддаваться импульсам.
   - И все получится? А удача точно действует? Ты чувствуешь что-нибудь?
   - Михаэль, а как можно почувствовать удачу?
   - Ну… когда я играю в карты с друзьями или расследую какое-то дело и чувствую, что вот сейчас повезет… где-то внутри становится словно щекотно.
   - Это не удача, это азарт, - вздохнула Рада и потянула майора на другую сторону улицы, обходя огромную лужу, натекшую из разбитой бочки.
   Разговор затих. То есть, периодически они обменивались какими-то фразами, но мысли Рады были полностью заняты другим. Она вглядывалась в каждого встречного. Иногда ей попадались люди, в которых она видела магические способности, тогда она чуть шевелила пальцем и косилась на перстень-амулет. Но ни разу еще встроенный в него камень не разгорелся ярче красного цвета.
   Они продолжали бесцельно кружить по городу, выбирая дорогу то поудобней, то понеобычней, но отказавшись от идеи на каждом перекрестке бросать монетку – слишком заметно. Однажды их пути пересеклись с другой парой. Жюли тоже опиралась на руку своего спутника, и с виду они были полностью поглощены беседой. Когда взгляды магов якобы случайно встретились, Марк чуть заметно скривил губы. Значит, им никто интересный не встретился. Рада тоже слегка качнула головой – и они снова разошлись в разные стороны.
   Солнце уже задевало крыши домов, цеплялось за флюгеры, и маг начала чувствовать усталость в ногах – ей давно не приходилось столько ходить – когда, совершенно случайно подняв голову, она увидела в распахнувшемся окне девушку. Совершенно обычную девушку, почти ребенка, чьи простоватое лицо и прическа контрастировали с очень богатой одеждой. Но внимание Рады привлекла вовсе не одежда. Незнакомка совершенно точно обладала магическими способностями. Маг поправила прическу, постаравшись при этом ткнуть пальцем в сторону окна, взглянула мельком на перстень, ни на что особенно не надеясь – и чуть не споткнулась. Камень в амулете горел ярко, снежно-белым огнем, с некоторым даже отливом в синеву. Голубой уровень! У этой девчонки самый высший уровень, до которого дотягивает обычно один маг из тысячи. Рада снова подняла взгляд – окно уже захлопнулось. Но было поздно, удача все-таки сыграла свою роль, они нашли мага, которого совершенно точно не затронули общие изменения.
   Михаэль недоуменно потянул Раду за руку, и она сообразила, что замерла посреди улицы. Постаравшись как ни в чем ни бывало продолжить путь, она быстро изложила майору суть увиденного. Завернув за угол, они остановились, чтобы решить, что же делать дальше. Первым делом, понятно, Рада активировала маячок, чтобы вызвать Марка с Жюли. Теперь нужно дождаться их. Михаэль предложил вызвать еще и других стражей, но Рада его отговорила. Обычные стражи не имеют никаких шансов против мага, тем более настолько сильного. Нет, количеством тут ничего не решишь. Тогда майор предложил пока расспросить соседей подозрительного дома. Он горел желанием хоть что-то сделать, и маг не стала его останавливать.
   Вернулся Михаэль очень быстро и сообщил, что дом сняли в начале весны (Рада кивнула, сроки сходились), что снимал его некий приезжий, ничем не привлекательный мужчина, он и живет там с двумя слугами. Неразговорчивыми слугами, уточнил он – видимо, соседи считали это недостатком. Есть еще девушка, которая живет с ними, но из дому никогда не выходит. Соседям было сказано, что это племянница того господина, но у них есть по этому поводу свое мнение, которое они, надо думать, радостно изложили при первой же возможности.
   - Это выглядит логичным, - протянула Рада. – Она держится в тени, все делают ее подручные. Но странно… что-то здесь кажется мне неправильным. Слишком уж она молода. Чтобы устроить такое, нужна не только сила, но и знания.
   - Возможно, она была отличницей, - пожал плечами майор. – Вопрос в том, что делать теперь? Марк так и не появился?
   - Нет, но пока тебя не было, сработал второй маячок. Они тоже что-то нашли и вызывают нас.
   Михаэль тихонько выругался, виновато взглянул на Раду, но она махнула рукой.
   - Я чувствую примерно то же.
   - Как ты думаешь, возможно, чтобы потенциальных преступников было двое? И Марк нашел второго?
   - Кто знает, - вздохнула Рада. – Если эта девчонка так сильна – вряд ли ей нужна помощь. С другой стороны – она очень молода, чтобы придумать все это самой. С третьей… возможно, Жюли и Марк не встретили другого мага, а разузнали что-то о той же, которую нашли мы.
   - В любом случае, я не собираюсь сейчас отвлекаться на выяснение этого, - пробормотал майор.
   - Что ты задумал?
   - Рада, если перед нами наконец-то виновник происходящего в городе, я собираюсь разобраться с ним. С ней. Просто войти в дом, а там действовать по обстановке. В конце концов, удача все еще с нами… да? Ты готова?
   - Знаешь, я буквально чувствую, как остатки моих способностей вытекают из меня капля по капле.. словно кровь из раны. Еще немного, и толку от меня не будет совсем никакого, так что ты прав – не будем тянуть, пойдем и узнаем все на месте.
   И с решимостью, которую Рада мысленно назвала решимостью обреченных, они пересекли улицу и постучали в потемневшую от времени дверь.
   Открывший дверь слуга попытался остановить их, сообщив, что хозяина нет дома и он не имеет права, и… но Михаэль просто отодвинул его со словами «Стража Порядка. Вы нарушили седьмой пункт статьи 39 городского Уложения о порядке содержания домовладений…» Дальше Рада просто не стала вслушиваться, сосредоточившись и готовясь в любой момент отразить магическую атаку. Попытаться отразить, если говорить точнее.
   Они прошли так две комнаты, и в третьей обнаружили, наконец, ту, кого искали. Девушка в роскошном платье и с простой прической вблизи оказалась еще моложе, на вид ей не было и шестнадцати. Смотрела она испуганно и смущенно. Ну, или очень хорошо притворялась. Слуга попытался было что-то сказать, но Михаэль довольно ловко выставил его за дверь, заявив, что побеседует с госпожой.
   - Вы хозяйка этого дома? – решительно обратился он к незнакомке. – Я майор Стражи Порядка, Михаэль Кленвист, это моя…
   - Милорада Градий, - как того требовал этикет, маг вытянула вперед ладонь, демонстрируя свой да-о й’ри. Рада не сводила глаз с девушки, но успела заметить, что привычная орхидея сменилась золотисто-белым же нарциссом. Забавно… нарцисс – цветок защитников. Что, в общем-то, логично, последние недели все мысли ее действительно были сосредоточены на том, как защитить город и саму себя. Девушка же смотрела на цветок души мага, приоткрыв рот, словно впервые видела. Свой да-о й‘ри она демонстрировать, похоже, не собиралась.
   - Ой, красиво как! Это магия, да? Вы маг? Так интересно. Только... только я совсем не хозяйка здесь, что вы. Меня... меня зовут Кири. Я тут живу. А это дом господина Баля, это он тут хозяин. Только... только его сейчас нет, а мне нельзя с вами разговаривать, - она попятилась. – Он не разрешает мне разговаривать с чужими, я не должна...
   Действительно хорошо играет. Обычный глаз видит всего лишь испуганную наивную девочку. Но ведь глаза мага не могут не видеть переполняющих ее магических способностей, и камень в перстне-амулете пылает иссиня-белым светом. Она ведь должна понимать, что мага ей так просто не обмануть, к чему же весь этот спектакль? Но подыграем ей пока...
   Похоже, Михаэль решил так же.
   - Мы не чужие, госпожа Кири. Вы видите мою форму, знаки различия? Я – страж, мое дело охранять покой и порядок в этом городе. Я всего лишь хочу осмотреть комнаты, которые выходят на улицу, чтобы убедиться, что окна там соответствуют последним указаниям городского законодательства. У нас есть основания полагать, что тут нарушены некоторые пункты...
   - Я... я лучше слуг позову...
   - Ну зачем же? Не стоит, вы ведь и сами можете нас проводить и все показать… да?
   - Но господин Баль!..
   - Я уверен, что господин Баль – законопослушный гражданин... ведь так?
   - Да, конечно! Он очень хороший.
   - Вот и чудесно. Значит, он наверняка не стал бы препятствовать представителям Стражи. И не хотел бы, чтобы это делали вы, верно? – наверное, вот таким вкрадчивым голосом Михаэль уговаривает закапризничавшего сынишку лечь спать. Мягко и настойчиво. Противиться напору майора девушка не смогла или не захотела. Что-то лепеча про гнев господина Баля, она повела их через дом. Рада оглядывалась, не забывая следить и за самой Кири, и жалея, что рядом нет хотя бы Марка, чтобы ничего не упустить.
   Они прошли через столовую, спальню, но не обнаружили ничего интересного. Продолжая изображать дотошного служаку, Михаэль остановился перед боковой дверью:
   - А это что?
   - Это кабинет господина Баля, - Кири произнесла это очень уважительно, почти благоговейно. – Туда нельзя, совсем, никому нельзя без господина Баля!
   - Но я должен осмотреть окна... да?
   - Там нету окон, я знаю, я там бывала. Пожалуйста, туда нельзя. Господин Баль очень рассердится...
   - Вы боитесь его? – резко повернулся к собеседнице майор.
   - Нет, что вы! Он очень хороший. Оно обо мне заботится. Он привез меня сюда, он купил мне красивые платья… И он лечит меня.
   - Лечит?
   - У меня иногда болит голова, - совсем смущенно прошептала Кири. – Очень сильно болит, я тогда даже есть не могу, и ходить. А он меня лечит!
   Хмм, головные боли, юный возраст и большие способности... это может сочетаться, если… если...
   - Господин Баль – врач? – между тем поинтересовался Михаэль.
   - Нет, он маг! Он лечит меня магией. Господин Баль сказал, что только он сможет меня вылечить, и мне правда уже лучше. Он очень сильный и умный! И так много знает. У него столько книг... и всяких вещей. Он иногда разрешает мне брать их в руки, рассматривать... это волшебные вещи, знаете? Господин Баль очень добрый и очень обо мне заботится.
   Раде стало нехорошо. В глазах девушки светилось даже не восхищение или любовь – это было настоящее преклонение. Для нее этот господин Баль и вправду был самым-самым, такое невозможно сыграть. А значит… значит, все еще хуже, чем показалось сначала.
   Рада глазами показала Михаэлю на девушку, потом чуть заметно кивнула головой в сторону. К счастью, майор все понял. Он отошел к окну, увлекая за собой Кири, о чем-то ее расспрашивая. Рада быстро, прямо пальцем, начертила на запертой двери знак открывающего заклинания, вложив в него все свои силы. То ли хозяин комнаты был самоуверен, то ли Раде все еще везло, но дверь полыхнула на миг ярким светом и распахнулась. Кири испуганно вскрикнула и кинулась к Раде, но та уже оказалась внутри комнаты.
   Да, тут действительно был кабинет мага. Причем, скорее мага-исследователя, чем практикующего – приборы, множество книг по теории магии, стопка исписанных листов на столе. А в углу столик, окруженный мощными защитными чарами. Рада подошла поближе, вгляделась. На столике в окружении четырех негасимых свечей лежало круглое зеркало, на котором обычными чернилами было начертано какое-то заклинание. Странное какое-то, одновременно знакомое и незнакомое. Рада нахмурилась, пытаясь понять, что же оно ей напоминает, когда за ее спиной, от взломанной ею двери, раздался голос:
   - Я, кажется, не приглашал гостей в свой кабинет. Кири, объясни мне, пожалуйста, что они здесь делают?
   Обладатель голоса оказался невысоким мужчиной средних лет, худощавым, уже начинающим лысеть, в обычной для горожанина среднего достатка одежде. На такого на улице два раза и не посмотришь. Разве что глаза… Глаза у него несколько лихорадочно блестели, вглядываясь по очереди в каждого из присутствующих. И кроме того, он был магом, Рада ясно это видела. Она покосилась на перстень – бледно-желтый, почти белый. Очень силен. Чего-то такого она и опасалась…
   - Я жду ответа, Кири?
   - Господин Баль, - голос девушки дрогнул. – Господин Баль, я не хотела, я... я правда. Они из Стражи, хотели что-то проверить. Я не пускала, но они все равно зашли. Я… простите меня…
   Маг поднял руку, и девушка испуганно отшатнулась, вжав голову в плечи, но он лишь погладил ее по волосам.
   - Хорошо, Кири. Ты не виновата, ты все правильно сделала. Ничего страшного не случилось, ты молодец.
   Девушка буквально расцвела после этих слов, а маг повернулся к майору и укоризненно произнес.
   - Ну вот, вы совсем запугали бедную девочку. И к тому же обманули. Ведь обманули? Вам должно быть стыдно.
   - Я на службе, - пожал плечами майор. – И потом, я никого не обманывал, я действительно майор Стражи – майор Кленвист, к вашим услугам – и у меня действительно есть к вам вопросы по поводу некоторых нарушений законодательства.
   - Любопытно, - протянул маг. – И как же вы меня нашли?
   - Мне повезло, - холодно улыбнулся майор. Он здорово держится, вот что значит – страж с опытом. А Раде было не по себе.
   - Точнее, повезло вашему магу, надо думать? Милая, вы должны будете мне рассказать поподробнее, какие именно методики поиска вы использовали.
   Он что, пытается вывести ее из себя столь снисходительным обращением? Или и впрямь так уверен в себе? Ну что ж, она тоже умеет держать себя в руках.
   - С радостью поделюсь. Но не раньше, чем вы поделитесь со мной вашим методом изменения реальности, господин… Баль?
   - Технически, – пожевал губами маг, - технически это не совсем изменение реальности. Но я еще не придумал подходящего термина. Ах да, позвольте представиться, Оскар Тернбаль, магистр.
   Решив соблюдать правила игры, Рада назвала свое имя и протянула вперед ладонь, не без любопытства разглядывая цветок души стоящего перед ней мага. Ну надо же! Она ожидала чего угодно, но не этого. Белый лотос. Даже у институтских преподавателей белые ей не встречались. Вот уж воистину исследователь. Человек, которого больше всего в мире интересует чистое знание, знание ради знания, безотносительно возможностей его применения. Страшноватая вещь, вообще-то, но можно попробовать это использовать.
   - Итак, магистр Тернбаль, вы расскажете нам, как же вам удалось настолько извратить реальность?
   - И зачем вы это сделали, - добавил Михаэль.
   - О, это была вынужденная мера, поверьте. Вообще-то я работаю над совсем другой темой, гораздо более интересной и серьезной. Но когда эти болваны в исследовательском центре при столичном Институте магии отказались дать мне лабораторию… и почему?! Видите ли, моего уровня, оранжевого уровня недостаточно для проведения серьезных исследований. Тупицы! Ослы! Неужели не понятно, что для настоящего исследователя главное не сила, а ум? А для всего остального существуют помощники и ассистенты? Что я, собственно, и доказал. Они заявили, что с моим уровнем они могут предложить мне лишь преподавательскую должность на кафедре теоретической магии. Вбивать в головы тупым студентам основные магозаконы! Разумеется, я отказался. Я решил продолжать исследования самостоятельно. Но в отсутствие помощников и единомышленников мой уровень действительно стал определенной… проблемой. Так что, изменение моих магических способностей было лишь побочной, вспомогательной задачей, которую я, как видите, с блеском решил, и теперь могу вернуться к основной своей теме.
   Значит, это была лишь побочная задача? Раде даже думать не хотелось, какая же задача для него основная, к каким последствиям приведет дальнейшая работа этого… исследователя.
   - Я правильно понимаю, что вы намеренно воздействовали на окружающих, отнимая магические способности у других магов и увеличивая свои? – майор придерживался официального тона.
   - На самом деле, я не ставил перед собой цели что либо отнимать, мне необходимо было лишь увеличить собственный потенциал. Стать самым сильным магом в этом городе… для начала – такова была точная формулировка задачи. Но, очевидно, существуют некие законы сохранения, определенный баланс, потому что мое усиление привело к ослаблению других магов. Любопытный эффект, заслуживающий дополнительного изучения, очень перспективная тема. Возможно, попозже я займусь этим.
   - А вы подумали об этих самых других магах? – не выдержала Рада. – О тех, кто потерял работу из-за неспособности выполнять ее дальше, о тех, кто с ума сходит от отчаяния, лишившись способностей? Что с ними будет?
   - Но я ведь не воздействовал на них намеренно. Следовательно, это не может быть моей виной. Это всего лишь законы природы.
   - А остальные изменения? Что вы можете сказать по поводу заработавших вдруг примет, изменений в поведении горожан, про потерю способности любить? – майор словно бы вел допрос.
   - Любить? Чушь какая. Я не заметил никаких особых изменений в людях. Разве что несколько большую агрессивность, допускаю. Приметы – да, с ними получился забавный результат. Но поймите, это все не было моей целью. Это просто... некоторые побочные эффекты моей методики.
   - Побочные эффекты? Семейные ссоры, люди, убитые в драках, покалеченные жертвы сбывшихся примет… Это для вас всего лишь побочный эффект?
   - Неприятно, я согласен. Но это неизбежно, милая. Наука должна развиваться, и иногда это развитие требует жертв. Они могут утешаться тем, что поспособствовали обретению знания, наверняка такое не часто случается в их скучных жизнях.
   Рада сморщилась.
   - Знаете… вы напомнили мне одного моего преподавателя. Почти такие же слова он говорил о лабораторных мышах, объясняя нам необходимость их использования в экспериментах, где недостаточно лишь магических фантомов.
   - И он был совершенно прав.
   - Но мы его все равно не любили. А вы тут говорите не о мышах – о людях.
   - Это все эмоции, милая. Ученый не может позволить себе эмоции, если бы вы лучше учились, вы бы это знали.
   Рада мысленно зарычала, но сдержалась. Еще рано давать волю чувствам, они еще не все знают.
   - Итак, магистр, в чем же суть вашего метода?
   - Я еще не закончил писать статью, - скромно начал Тернбаль, - но могу пересказать основные ее пункты, суть, так сказать. Полагаю, вам знакомо заклинание проекции?
   Взгляд Рады метнулся к столику. Так вот что ей напомнило заклинание на зеркале. Магистр заметил ее взгляд.
   - Совершенно верно. То, что вы видите – результат моей работы. Мне удалось обратить заклинание проекции.
   - Но это же невозможно!
   - Милая, уверяю вас, для науки нет практически ничего невозможного, есть лишь то, что объявлено таковым. Вы ведь на себе ощутили действие того, что назвали невозможным.
   - Но каким образом?
   - Напомню – традиционное заклинание проекции устанавливает соответствие между определенной частью пространства и разумом мага, создавая в нем полное и достоверное представление об этой части пространства и о происходящих в ней событиях. Соответственно, - Раде показалось, что он сейчас заложит руки за спину и начнет шагать, словно профессор на лекции.
   – Соответственно, обращенное заклинание проецирует существующее в мозгу представление на определенную часть пространства, создавая в ней полное и достоверное соответствие этому представлению. Проще говоря, - маг повернулся к майору, - благодаря заклинанию то, во что верит подвергнутый ему человек, то, что он считает истиной – истиной и становится.
   - Но заклинание проекции требует наличия источника силы в проецируемой точке.
   - Совершенно верно. При обращении заклинания источником проекции становится сам человек, соответственно, он же становится и источником силы. Вот почему это заклинание применимо только к магам – магические способности и являются таким источником. Итак, мне удалось сначала теоретически обосновать, а затем и практически создать заклинание обратной проекции. Оно должно было служить моей цели – увеличению моего уровня. Но тут возникли две проблемы.
   - Вы не можете проецировать собственное представление, так? Вы ведь знаете свой уровень, вы не можете убедить самого себя в том, что он выше, чем есть.
   - Именно. Милая, у вас неплохие задатки для исследовательской работы, вы быстро схватываете суть. Я действительно не мог сам стать источником проекции, мне нужен был человек, искренне убежденный в том, что я очень сильный маг. Желательно – самый сильный. Но была и вторая проблема. Выяснилось, что обученный маг слишком хорошо контролирует свои способности, что мешает заклинанию свободно черпать в нем силы. Таким образом, для завершения эксперимента мне требовался объект с определенными характеристиками – обладающий магическими способностями, но плохо умеющий ими управлять, мало смыслящий в магии и подверженный убеждению. Деревенский подросток… да, я решил, что деревенский подросток со способностями станет подходящим объектом. Они обычно невежественны, плохо обучены и настоящей магии почти не видели.
   - И вы…
   - Разумеется, я отправился на поиски по дальним деревням. Но я даже представить себе не мог, насколько мне повезет. Когда я встретил Кири, я глазам не поверил – такой алмаз в таком, простите, навозе. У девочки огромный потенциал, но она, представьте, об этом понятия не имеет. Она никогда ничему не училась, и я был, фактически, первым магом, которого она увидела. Идеальный вариант!
   - Послушайте, а вы не боитесь говорить это все вот так, прямо при ней?
   Рада посмотрела на девушку – та забилась в угол и не сводила обожающего взгляда со своего покровителя.
   - О, Кири очень милая, послушная девочка, - маг улыбнулся девушке и та снова расцвела. – Но совершенно, абсолютно безграмотная и неразвитая. Она вряд ли понимает хоть что-то из моей речи.
   - И вы не испытываете никаких… вам не совестно?
   - Отчего? Разве я сделал что-то плохое этой девушке? Я выкупил ее у родителей – и должен заметить, они не очень-то торговались. Я забочусь о ней, кормлю и одеваю, и обращаюсь с ней гораздо лучше, чем с ней обращались дома. Ей не на что жаловаться, можете спросить ее сами.
   - И все это чтобы убедить ее в своем могуществе?
   - О да, совсем немного усилий – и она искренне и непоколебимо уверена в том, что я самый сильный в мире маг. Ну а дальше мне оставалось лишь наложить заклинание и спроецировать ее представление обо мне на окружающий мир… и сделать его истинным.
   - Вместе со всеми другими ее представлениями, – медленно проговорила Рада. – Вы взяли картину мира бедного, невежественного и несчастного, судя по всему, ребенка – и сделали ее реальностью? Только потому, что в этой картине вы – сильный маг?
   - Совершенно верно, - в голосе Тернбаля звучало только удовлетворение, ни капли сомнения.
   - Чудовищно…
   - Наука, милая, не знает подобных категорий.
   - Ну что же, - нарушил молчание Михаэль. – Думаю, вы рассказали достаточно. Я с уверенностью могу заявить, что ваши действия были совершенно противозаконны. Вы ведь и сами это знаете, иначе не стали бы пользоваться другой фамилией… да?
   - Да, мне пришлось слегка изменить имя, обосновавшись в этом городе. К сожалению, закон пока еще позволяет себе вмешиваться и препятствовать развитию науки.
   - Значит, вы понимаете, что теперь я должен арестовать вас?
   Кири в своем углу испуганно встрепенулась, но Тернбаль лишь усмехнулся.
   - И как же вы это сделаете, майор? Добровольно идти с вами я не собираюсь, а сил вашего мага не хватит, чтобы меня заставить. Даже если вы позовете помощь – уже поздно. Я слишком силен для вас. Фактически, у вас осталось лишь два варианта – либо вы покидаете этот дом, отказавшись от всех попыток препятствовать моим исследованием…
   - Либо?
   - Либо вы не покинете его вовсе. Выбирайте.
   Магистр повернулся к Кири, видимо, собираясь отослать ее. Понятно, что он не может рисковать ее мнением, нападая при ней на представителей закона. Рада подобралась, готовясь действовать – и в этот момент время словно сорвалось с цепи.
   Дверь в кабинет, закрытая было Тернбалем, резко распахнулась. На пороге возник Марк, тут же швырнувший в мага заготовленным уже заклинанием, в которое явно вложил все свои силы. В ужасе закричала Кири, но надо отдать должное магистру, склонность к исследованиям и лекциям не повлияла на скорость его реакции. Он успел вовремя среагировать и отразить нападение, причем его блок значительно превосходил по силе заклинание Марка. Тот понял, что промахнулся, и метнулся в сторону, увлекая за собой появившуюся следом Жюли. Пока Тернбаль отбивался, Рада бросилась к столику с заклинанием. Защита на нем стояла очень сильная, так что маг не стала даже и пытаться ее снять. Вместо этого она поставила такие же защитные чары вокруг самой себя. Почувствовавший ее движение магистр резко обернулся. Очевидно, он решил, что под прикрытием чар она что-то готовит, и направил в нее заклинание взлома. Как Рада, собственно, и рассчитывала, его заклинание было излишне сильным – магистр еще не привык к своему новому уровню. А может наоборот – радовался появившейся силе. Теперь ей осталось лишь увернуться, и вся мощь заклинания угодила в защитные чары вокруг столика, снеся их напрочь. Правда, увернулась Рада не до конца, и ее тоже зацепило, взломав чары, отшвырнув от столика и больно приложив об угол книжных полок.
   - Зеркало, – закричала маг, падая на пол. – Разбить зеркало!
   Марк был занят, пытаясь укрыть себя и Михаэля от атакующих заклинаний раздраженного исследователя. Рада попыталась подняться, но тут мимо проскользнула Жюли, схватила зеркало и изо всех сил швырнула на пол. Сверкнули, разлетаясь, осколки, взметнулись поднятые возникшим порывом ветра исписанные листы бумаги... Ну вот и все, с заклинанием они покончили. Осталось выбраться отсюда живыми. Способности к ним с Марком вернуться наверняка не сразу, так что магистр все еще представляет существенную угрозу.
   Но сам магистр среагировал на произошедшее совсем неожиданно. С криком «Идиотка! Что ты наделала!» он кинулся собирать разлетевшиеся по комнате листы своего научного труда. Воспользовавшись такой возможностью, Михаэль всем телом навалился противнику на спину, не давая шевельнуться. Только что поднявшаяся Рада успела схватить Кири, кинувшуюся к своему «спасителю». Прижимая девушку к себе, она смотрела, как Марк торопливо, но умело фиксирует руки Тернбаля специальными наручниками для магов. Вот ведь запасливый тип, и это прихватил с собой.
   Спустя еще пару минут, заставив рыдающую перепуганную Кири выпить воду с наложенными успокоительными чарами, усадив связанного магистра в кресло и убедившись, что серьезных повреждений ни у кого нет, они наконец начали осознавать, что все закончилось.
   - Марк, вы появились удивительно вовремя.
   - Он ведь маг Стражи, своевременность – его конек, - проворчал Михаэль, пытаясь привести в надлежащий порядок форму.
   - Я чувствовала, что вы неподалеку, но не могла взглянуть на маячок, чтобы понять, насколько – это могло привлечь внимание Тернбаля.
   - Я выжидал за дверью, там было немного слышно, и я ждал подходящего момента.
   - Мы встретили этого человека на улице, – подхватила Жюли, кивая на связанного мага. – Господин Офей сказал, это тот, кого мы ищем, мы вызвали вас и пошли за ним. А потом оказалось, что вы находитесь в том самом доме, куда он зашел. Мы подождали немного, затем я постучала в дверь, слуга мне открыл, а господин маг его… ну, обезвредил. И второго слугу тоже. Потом мы дошли до соседней комнаты, услышали голоса и стали ждать.
   Рада впервые видела Жюли такой оживленной. Похоже, схватка ее вовсе не напугала.
   - Да, чувство момента у вас великолепное, - признала она.
   - И что теперь? – подал голос майор. – Это все?
   - Все, я думаю. Заклинание мы разрушили…
   - Теперь все станет как прежде?
   - Да, конечно. Реальность – штука упругая. Чтобы ее изменить, нужно много сил и времени, но убери эту силу – и она возвращается в прежнее состояние легко и быстро. Как пружина. Думаю, дня через два все будет по-прежнему – способности магов, безобидные вишневые косточки, законопослушные честные граждане.
   - И любовь? – тихо спросила Жюли.
   - И любовь.

* * *

   Рада медленно шла по улице, наслаждаясь свежим ветром, слегка разогнавшим душную жару предыдущих недель. Город постепенно принимал прежний вид. Лавочники вовсю улыбались покупателям, опрятные дворники в белоснежных фартуках подметали и без того чистую мостовую, под каштанами на бульваре целовались влюбленные. Мимо пронеслась стайка хохочущих детишек. Группка пожилых горожанок у ворот дома о чем-то шепталась – может быть, снова обсуждают школьную учительницу, решительную противницу предрассудков? Больничный маг на радостях от возвращения способностей сотворил заклинание такой силы, что девушка полностью исцелилась от всяких следов черной горячки.
   В помещении Стражи тоже царил прежний порядок и тишина, хотя людей было пока еще многовато. Рада заглянула к Марку, но того не оказалось на месте. Майор, к которому она зашла потом, сказал, что отправил мага в отпуск. Тем более что второй маг смог вернуться к работе, вот, мол, пусть Марк и отдыхает. Они немного обсудили текущее состояние дел и согласились с тем, что все вошло в обычное русло.
   - Михаэль… так вы смогли что-нибудь разузнать о прошлом Кири?
   - Да, - вздохнул майор. – Мы нашли и ее деревню, и ее родителей, расспросили всех, кого можно. История невеселая, но, увы, ничего необычного. Мать девочки в молодости была очень хороша собой. Что называется – первая красавица на деревне… да? Красотой своей она очень гордилась и мечтала о какой-нибудь особой судьбе. Но родители выдали ее замуж за богатого соседа. Выдали против воли, так что мужа она не любила, ну и дочь невзлюбила с самого рождения. Тем более что девочка была лишена единственного, что ее мать ценила – красоты. Отцу же был нужен наследник богатства, так что он тоже дочери не обрадовался. Так и росла она, нежеланной обузой, бесплатной прислугой, нянькой при младшем брате. Ни в какую школу ее, разумеется, не отдавали – зачем? Когда Кири было лет восемь, маг, проверявший всех детей в округе, заметил ее способности и сказал родителям, что девочку нужно учить. Только мать это еще больше настроило против… да? Если ей самой особой судьбы не досталось – с чего бы это ее дочке так повезло? Так что, учить Кири она не дала, а когда магические способности стали проявляться неосознанно – злилась и наказывала ребенка.
   - Бедная девочка, - прошептала Рада. – Понятно, откуда ее головные боли – их вызывали подавляемые способности.
   - Именно. Эта болезнь тоже не прибавила ей ценности в материнских глазах.
   - А соседи? Неужели никто не вступился за ребенка?
   - Рада… ты знаешь, в таких глухих углах творятся порой страшные вещи. И если внешне все прилично – никто не вступится, не вмешается, так уж принято, так привычно. Родители вольны распоряжаться своим ребенком.
   - Да…разумеется, выросшая в таких условиях девочка не верила в существование любви… она же ее никогда не видела. Знаешь, мы всего немного пожили в ее мире, в мире, который она знала – и это было так страшно.
   - К счастью, мы хотя бы теперь можем помочь ей. О возвращении ее домой, разумеется, речи быть не может. Ты говорила с больничным магом?
   - Да, и с ним, и со школьным магом, и с самой Кири… Хотя она в основном молчит, никак не придет в себя. Ей надо учиться, Михаэль. Учиться управлять своими способностями, учиться жить в обычном, правильном мире, где есть любовь, тепло и забота. Но если магии ее научат в школе, то все остальное… не знаю. Я написала своему старому учителю, надеюсь, он сможет что-нибудь придумать.
   - Завтра Мина с детьми приедет… как думаешь, может быть Кири пожить пока с нами?
   - Не знаю, Михаэль… она все еще очень боится Стражей. Но можно попробовать…
   Уже попрощавшись с майором, Рада в коридоре столкнулась с Марком. Он определенно не усидел долго дома, пришел проверить, как идет работа. С ним была Жюли. Маг, поздоровавшись и извинившись, отправился к начальнику, а девушка задержалась поговорить с Радой. Ее, похоже, мучил какой-то вопрос.
   - Госпожа Градий…
   - Жюли, думаю, после всего произошедшего вы могли бы уже звать меня по имени?
   - Ой... да, конечно… хорошо. Рада… помните, вы сказали, что все станет как прежде, и способность любить тоже вернется к людям.
   - Да, конечно. Насколько я могу судить, так оно и случилось.
   - Вы уверены? Вы точно уверены, что заклинание совсем-совсем перестало действовать?
   - Ну… да. А вас что-то смущает? Вы сомневаетесь?
   - Я… не знаю…, - Жюли крутила в руках свое обручальное кольцо. – Понимаете… Мой жених… вы, наверное, знаете, он… умер. Но я все равно не переставала его любить. Каждый день, каждый час… я все время думала о нем, чувствовала его, он все равно был со мной … раньше. А теперь все по-другому. То есть... я все равно люблю его, помню, но как-то иначе… слабее, не так ярко. Я могу отвлекаться, не думать о нем постоянно. Может быть, заклинание все еще действует?
   - Нет, Жюли, - Рада обняла девушку за плечи. – Это не заклинание, это время. Оно притупляет любую боль, смягчает любую память. Это правильно и это естественно. Поверьте мне… я знаю.
   Вернувшись домой, Рада устроилась в кресле, взяла на руки Дара. Тишина… Вот все и возвращается на свои места. И ее жизнь возвращается – тихая и спокойная жизнь, клиенты и соседи, мало разговоров, много книг. Можно даже собраться и все-таки съездить к морю, пожить в маленькой гостинице, побродить по песку одной… Маг вдруг поняла, что эта идея ее совсем не привлекает. Зато почему-то вспомнилось, что Лидия, школьная подруга, давно зовет в гости. Они с мужем живут в небольшом приморском городе, у них шумный дом, куча детей, друзей и гостей, и никакой тишины и спокойствия.
   Пожалуй, туда она и направится.

© Rohirrimka

назад                                               оглавление


Тексты Ссылки Guestbook