Осколки снов. Тексты на ladyro.net


ДДнЗ ч.3                                               оглавление                                               вперед

  Долгая дорога на Запад-2                              

    Тихо, на одной ноте скрипят колеса повозки, кожанный ошейник натирает шею. Воздух вокруг горячий и влажный. Мерное покачивание усыпляет, дурманит, и Леголас закрывает глаза, чтоб не видеть больше эти зеленые стены, вздымающиеся по краям дороги. Он закрывает глаза и старается думать о чем-нибудь отвлеченном, лишь бы не задаваться в сотый раз тем же вопросом - А если он ошибся? Но вопрос возвращается, назойливый, как мошкара, которой здесь тоже хватает, и эльф старается не шевелиться, потому что при каждом движении путы врезаются в тело, причиняя острую боль.

***
    Они приплыли в этот мир на рассвете. Все выглядело очень просто, почти незаметно, совсем не так, как Леголас представлял себе переход между мирами. Сначала вокруг них сомкнулся туман, необычно плотный, но Митрандир старательно вглядывался в него, то и дело командуя повернуть лодку в ту или иную сторону. Потом туман расступился и на них обрушились свет и жара. Маг устало опустился на дно лодки:
    - Ну, теперь правь к берегу. Вон он, видишь?
    Леголас рассмеялся:
    - Вижу, конечно. Берег, песок, лес подступает почти к воде.
    - Ну вот и правь туда, глазастый. И слушай внимательно все, что я тебе скажу, - тон, которым говорил волшебник, стал очень серьезным. - Во-первых. Я не могу остаться с тобой, мне просто не разрешено, поэтому придется тебе выкручиваться самому.
    Эльф промолчал - он ожидал этого и не удивился.
    - Во-вторых. Этот мир очень маленький. Действительно маленький. И больше чем на половину покрыт водой. Единственные материк - тот, куда мы направляемся - тоже невелик. Из конца в конец его можно проехать верхом за три дня. В море разбросано множество островов и архипелагов. Дальше. Материк населяют люди. Некоторые острова - тоже. Те, где они смогли удержаться.
    Леголас вопросительно выгнул бровь.
    - А я же тебе говорил, здесь идет война. Всегда шла. Человечество воюет с...со всеми остальными. Ну, что ты смотришь так удивленно. Да, здесь есть другие расы. Здесь есть множество других рас, весьма разнообразных, порой просто удивительных...но всегда малочисленных. И разрозненных - они никогда не могли объединиться, поэтому люди пока побеждают. Более того - люди считают себя единственной "правильной" расой.
    Леголас поморщился.
    -Да-да. Со всеми этими рассуждениями о своем превосходстве и праве повелевать остальными. Остальные, как ты понимаешь, не согласны. Поэтому, на материке все представители иных рас считаются вне закона и могут находиться только в одном качестве - как рабы, - тут маг и сам скривился. - Да, тут процветает рабство. Дикость, конечно. Но именно благодаря ему существует единственная сила, способная противостоять человечеству. Морской Союз. Это содружество беглых рабов. Они смогли организовать что-то типа плавучего государства. Очень удобно - точного местоположения у этого Союза нету, он состоит из большого количества кораблей. Их населяют предствители всех рас - в Союз принимают всех, кроме людей. Всех, кто побывал в рабстве и смог спастись, потому что те, кто избежал рабства, предпочитают прятаться по своим островам и не вмешиваться в войну. И вот посреди всего этого ты собираешься найти одного гнома. Подумай еще раз, Леголас. Пока я здесь, ты можешь еще отступить.
    Эльф медленно покачал головой. Его затея и впрямь начинала выглядеть безумной, но он ни за что не признался бы в этом. Митрандир понял это, вздохнул.
    - Ладно. Я могу помочь тебе только в одном. Я уже говорил, что магии в этом мире предостаточно. Так что я могу сделать так, чтоб ты сразу понимал здешний язык. Человеческий язык, но его знают все, живущие здесь. И еще. Я не знаю, сколько продержится путь, по которому мы сюда попали. И я не смогу постоянно болтаться между мирами. Поэтому мы с тобой назначим место и время встречи. Ровно через две недели я буду ждать тебя на берегу, там, куда ты сейчас пристанешь. Две недели - это крайний срок, хотя я и в нем не уверен. Как бы не повернулись твои поиски, ровно через две недели на рассвете ты должен ждать меня тут, иначе ты навсегда останешься в этом мире. Ты понял?
    Леголас кивнул. Что же тут непонятного. На душе было тяжело, но он постарался улыбнуться.
    - Не волнуйся, старый друг. Через две недели мы с Гимли будем ждать тебя.
    - Леголас, мне кажется, ты слишком легкомысленно относишься к опасности. Ты слышал, что я сказал тебе? Любой человек, увидевший тебя, имеет полное право убить тебя, или продать в рабство!
    - Что ж, пусть попробует.
    - Ох, я надеюсь, ты знаешь, что говоришь!
    - Спокойно, Митрандир. Мы выбирались и не из таких передряг, правда? Кажется, я уже знаю, как действовать.
    Маг посмотрел искоса на своего спутника, но ничего не сказал, лишь пробормотал что-то про "эльфийское упрямство". Тем временем их лодка достигла берега и ткнулась носом в песок. Леголас обнял волшебника, хлопнул его по спине и легко перескочил за борт. Оттолкнул лодку назад, в море, и поднял руку в прощальном жесте - чем быстрее расстаться, тем лучше.
    - До встречи, Митрандир! Увидимся через две недели. И...надеюсь в Валиноре достаточно вина, потому что, когда мы вернемся, мы устроим большую пирушку.
***
    Лодка быстро уплывала вдаль и очень скоро скрылась в окутавшей горизонт дымке. Леголас в последний раз взмахнул рукой и опустился на мокрый песок.
    Эльф не кривил душой, когда говорил, что знает, как поступить. У него действительно был план, если только это можно так назвать. План одновременно простой и безумный. И, разумеется, если бы Митрандир узнал, что это за план, он ни за что бы не одобрил его. Но, похоже, другого выбора у них не было.
    Идея была действительно простой. Леголас помнил, как сам оказался в чужом мире - выброшенный волной на берег, без сознания. Если с Гимли произошло то же самое, и если тяжелая кольчуга не утянула его ко дну (Леголас старательно гнал прочь эту мысль, но понимал, что это тоже вполне возможно), значит он оказался на песке, на этом самом месте, возможно тоже в бессознательном состоянии. Что могло случиться с беспомощным гномом в этом мире? Если верить Митрандиру, выбор невелик - смерть или плен. В первом случае, Леголас ничего не мог поделать и вся его затея оборачивалась одной большой глупостью. Но во втором...что происходит дальше с пленником иной расы? Есть только один способ выяснить - повторить возможный путь гнома, попасть в плен самому. Поэтому эльф и сидел на песке, не шевелясь, ожидая, пока судьба сама направит его в какую-нибудь сторону.
    Ждать пришлось недолго. Он заранее услышал тяжелые шаги по песку, стук железа, но не шелохнулся и не подал виду. Наконец он почувствовал, как холодное острие уперлось ему в шею. Хриплый голос произнес:
    - Отдай оружие!
    Леголас развел руки в стороны, показывая, что безоружен.
    -Вставай!
    Эльф поднялся и медленно повернулся. Человек, стоящий перед ним, был на голову ниже его, но намного шире.
    Широкие плечи, короткие ноги в кожаных штанах, кожаная же безрукавка поверх грязно-серой рубахи, спутанные темные волосы, и усы, спускающиеся до самой шеи. В руках он держал короткий меч, приставленный теперь к груди Леголаса. Глубоко посаженые темные глаза рассматривали эльфа в упор.
    - Так-так. Интересно...Ты кто же такой?
    - Я эльф, - Леголас старался говорить как можно более ровно и спокойно, без выражения, хотя человек вызывал у него очень неприятные ощущения.
    - Элф? Это где ж вы такие водитесь, а? Хотя, какая разница? Если тебе хватило глупости оказаться на материке, да еще без оружия, значит умом вы не блещете. Ну да не волнуйся, в Ладонне тебе быстро найдут применение, там всегда нужны свежие рабы. Эй, Хрус, тащи сюда веревки! - крикнул человек в сторону деревьев.
    Через минуту к ним подошел еще один человек. По крайней мере, так показалось Леголасу сначала. Потом подошедший откинул назад плащ, и эльф ахнул. Ноги у того были еще короче, чем у человека, зато рук оказалось целых две пары. Двумя руками существо развязывало мешок, еще одной ухватило Леголаса за плечи и прохрипело:
    - Руки вперед!
    Человек, видя изумление эльфа, захохотал:
    - Эй, да ты совсем дикий. Неужто ни разу двура не видел? Да, он конечно не красавчик, но зато работы в два раза больше делать успевает, а, Хрус?
    Хрус ничего не ответил, но его четыре руки ловко орудовали кожаными веревками и вскоре Леголас оказался связанным по рукам и ногам. В следующий момент двур затянул на его шее кожаный ошейник. Когда он наклонился, эльф заметил, что тот носит точно такой же ошейник. Значит, он раб? Интересно.
    Интересно, конечно, было не самым подходящим словом. На Леголаса обрушился целый поток чувств, и не одно из них не было приятным. Возмущение, удивление, страх, тревога, гнев...Он аж содронулся, когда ошейник коснулся его кожи. Леголас был эльфом, более того, сыном короля, и сама мысль о рабстве вызывала у него тошноту. Но он заставил себя успокоиться и не сопротивляться. "Так нужно", - твердил он сам себе, сжав зубы, когда коренастый, но оказавшийся ужасно сильным Хрус легко взвалил связанного эльфа на плечи и потащил в сторону леса. Оказалось, за первой полосой деревьев сквозь лес проходит дорога. Двур не церемонясь бросил эльфа в стоящую там повозку, молча взял под узцы запряженную в нее лошадь и двинулся вперед. Человек же запрыгнул в повозку спереди и устроился на каких-то мешках.
    Поначалу Леголас пытался разглядывать окрестности, но они ехали через лес и вид совсем не менялся - огромные деревья, оплетеные мхом и лианами, колючий кустарник, изредка мелькающие среди листвы птицы с ярким оперением. В этом мире вообще все было ярким, кричащим. Ярко-синее безоблачное небо. Яркое жгучее солнце. Бирюзовое, словно нарисованное море. Ярко-желтый песок на берегу. Ядовито-зеленая листва деревьев. Эта яркость утомляла, хотелось закрыть глаза, забыть об окружающем.
    Прошел час, другой, но ничего не изменилось. Все также скрипит повозка, так же натирает шею ошейник, так же врезаются в руки веревки. Все те же мысли не дают покоя. А что, если он ошибся? Что если Гимли действительно погиб? А он совершил глупость, добровольно оказавшись в плену. Что, если он не сможет выбраться, не сможет убежать, не успеет вернуться на берег через две недели? Митрандир не дождется его, уйдет, и Леголас навсегда останется в этом проклятом мире. Тревога и сомнения не давали покоя, причиняли боль сильнее, чем веревки. Нет, так не пойдет, нужно успокоиться. Он решил, что сделает все, что в его силах, чтоб разыскать и спасти друга. Он не отступит. Да и поздно отступать теперь, остается положиться на судьбу и на собственные силы, и надеяться, надеяться. Как всегда. Надежда - то, что не покидает в самые тяжелые времена, в самые страшные минуты. Он будет надеяться на удачу. А пока нужно сохранить побольше сил. Леголас повозился, пытаясь устроиться поудобнее, понял, что со связанными руками это невозможно и вздохнул. Что ж, неудобства - это не самое страшное, он умеет отдыхать в любых условиях. Последняя мысль, которая мелькнул в голове эльфа прежде, чем он погрузился в сон-воспоминание, была о лошадях. Неужели во всех мирах лошади выглядят совершенно одинаково?
***
    Спустя несколько часов деревья вокруг дороги наконец расступились, взгляду открылись поля, раскинувшиеся под стенами небольшого городка. Когда солнце поднялось в зенит, повозка въехала в Ладонну. Леголас оглядывался с вновь проснувшимся любопытством. Архитектура была несколько непривычной, кругом преобладали все те же яркие краски. Эльф даже поморщился, когда увидел дом из красного камня с ярко-зеленой деревянной пристройкой, синей крышей и покрашенными в оранажевый цвет окнами и дверями. Однако здание, возле которого остновилась повозка, было серым и мрачным, лишь двери и ворота оказались почему-то кроваво-красными. Хрус опять подхватил эльфа, перебросил через плечо, словно мешок, и следом за своим хозяином вошел внутрь серого здания.
    Они оказались в слабо освещенной комнате. Вдоль одной стены тянулась длинная лавка, возле другой стоял огромный стол, из-за которого им навстречу поднялся невысокий и очень толстый человек, одетый в серую накидку с красной каймой.
    - Дельрик! Опять в наших краях и опять с добычей? И где ты их всех берешь?
    - Места надо знать, - усмехнулся человек, привезший Леголаса. - Как дела, Сон, как торговля?
    - Не так хорошо, не так хорошо, - пробормотал толстый человечек. - Ты же знаешь, из-за этого проклятого Союза поставки задерживаются. И какие потери, какие потери...
    - Да ладно тебе, Сон. Зато уж и цены ты небось поднял, а? Спрос на рабов всегда есть, так ведь?
    - Что ты, что ты, какое там поднял? - замахал руками Сон и поспешно сменил тему. - Ну давай, хвастайся, что там у тебя.
    Хрус грубо опустил эльфа на пол, человек дернул его за связанные руки, поворачивая лицом к собеседнику.
    - Вот, смотри, похоже, что-то новенькое. Говорит, что он элф. Слышал про таких?
    - Элф...элф...нет, не слышал. Ну да, мир велик и народов в нем множество, и куда мне, простому торговцу, посягать на всеведенье.
    - Да ладно тебе, Сон! Вы, торговцы, знаете свой товар лучше всех.
    - Работа такая, Дельрик, работа такая...Ну-ка, ну-ка, покажи-ка мне его, - человек подтащил Леголаса поближе к распахнутому окну, чтоб на него падал луч света. Леголас чувствовал себя ужасно - как товар на прилавке.- Так, так...нет, он не урс, хотя похож..нет, уши не такие, и волосы...для бороха великоват...нда, похоже и впрямь это что-то новенькое.
    - Точно говорю тебе, новенькое. Единственный в своем роде, он у тебя не задержится.
    - Ну не знаю, - протянул сон. - Неизвестно, на что он годится. Наверняка ремеслам не обучен. Да и слабоват он на вид, хрупкий какой-то, к тяжелой работе не приставишь...Хотя морда хорошенькая. Может, какая благородная леди его захочет для развлечений. Они любят таких красавчиков, да и лорды некоторые тоже.
    Леголас не сразу понял, о чем говорит этот человек, а когда понял - вспыхнул, залился краской. Нет, он не может ...
    - Ха, ты только посмотри на него, - захохотал Дельрик. - Надо же, застеснялся. Ничего, парень, - хлопнул он эльфа по плечу с такой силой, что тот покачнулся. - Тебе еще все рабы завидовать будут. Будешь жить со всеми удобствами, и меня благодарить, что вытащил из дикости и невежества.
    Леголасу было совсем плохо, голова кружилась, но не от физических неудобств, а от того, что он видел в душах и мыслях этих двоих. Они разговаривали о нем, как о каком-то предмете. Их ничуть не смущало то, что он разумное, мыслящее существо. Более того, Дельрик, похоже, считал, что и впрямь оказывает эльфу услугу, приобщает дикаря к цивилизации. Это было отвратительно.
    Люди между тем занялись обсуждением стоимости "товара". Они долго торговались, спорили, но, наконец, кожаный мешочек с деньгами перешел из рук в руки, Хрус развязал веревки, снял с Леголаса ошейник и хозяйственно спрятал в мешок. Сон крикнул что-то в сторону двери за спиной, оттуда появился еще один человек. Он нацепил на эльфа другой ошейник с пристегнутой к нему веревкой и, держа за нее, словно за поводок, повел пленника за собой. Леголасу стоило больших усилий не сопротивляться, но он смирился, повторяя мысленно: "Так надо, так надо, так я смогу найти Гимли."
    Они миновали конюшню, прошли через широкий двор, и оказались перед низкой пристройкой. Одну стену в ней заменяла металическая решетка и за ней видны были фигуры - очевидно, другие пленники (Леголас не мог заставить себя даже мысленно произнести слово "рабы"). Сопровождающий отпер большую металическую дверь, толкнул эльфа внутрь. Со стуком, показавшимся Леголасу оглушительным, дверь захлопнулась за его спиной.
***
    Человек, приведший Леголаса, ушел, и эльф быстро огляделся по сторонам. Вместе с ним в помещении находилось еще около десятка существ. Это было единственно подходящее слово для описания присутствовавших, ибо они сильно отличались друг от друга. Некоторые выглядели так диковинно, что Леголас вздрогнул. Там был двур, двойник Хруса. Была женщина, чьи длинные, до колен волосы шевелились как живые - присмотревшись, Леголас понял, что они и были живыми. Была пара существ, очень похожих на гномов, лишь немного поменьше ростом и не таких широкоплечих. Было нечто с человеческим телом, покрытым чешуей и с ящерообразной головой. Было несколько малышей ростом с хоббита с большими мохнатыми ушами и огромными грустными глазами. Эльф не смог рассмотреть всех, кто был в клетке, но заметил разницу в их поведении. Некоторые с интересом рассматривали его самого, некоторые сидели, равнодушно уставившись на прутья решетки и не обращая внимания на окружающих - в их душах Леголас прочел отчаянье и покорность судьбе. Человек-ящер яростно шагал по клетке, то и дело ударяя кулаком по стене и тихо шипя сквозь зубы (которых у него похоже был очень много).
    Леголас решил, что не стоит спешить и проявлять инициативу, поэтому он сел, прислонившись к стене, так чтоб держать в поле зрения всех остальных, и стал ждать. Он чувствовал, что первый шаг должны сделать другие, и действительно, спустя некоторое время к нему подошло одно из грустных ушастых созданий.
    - Здравствуй, друг, - произнесло оно голосом, похожим на детский. - Меня зовут Гури , я, как видишь, дром. Могу я узнать твое имя и имя твоего племени?
    - Здравствуй, друг, - повторил Леголас, потому что это звучало, как официальное приветствие. - Мое имя Леголас и я эльф.
    В огромных глазах дрома мелькнуло удивление, но он его не высказал. Вместо этого он махнул рукой в сторону своих подошедших родичей:
    - Это Виги, Альти и Мина.
    Каждый из представленных склонял голову и повторял: "Здравствуй, друг". Эльф отвечал им тем же.
   
    - Это вирра Амалисса, - женщина с копной живых волос шагнула вперед, слегка улыбнувшись.
    - Грок, - двур, стоявший у решетки хмуро кивнул, пробормотал приветствие.
    - Тот, что шагает по клетке, его зовут Ссарис, но он ни с кем не разговаривает.
    - Еще бы, он же серс, они все слишком гордые, чтоб общаться с такой мелочью, как мы, - горько сказал один из похожих на гномов существ. Потом поклонился, - Акхар из рода варфов. Здравствуй, друг. Мой спутник, его зовут Жаркх, но...он не подойдет. В том бою, когда нас захватили, погибла его жена и он с тех пор не говорит.
    - Те, в дальнем углу, - Гури кивнул в сторону сбившихся в кучку бледных фигур. - Это ольхи и я не знаю, как их зовут. Они, похоже, окончательно сдались и их уже ничто не волнует.
    - А вы, значит, не сдались? - Леголас посмотрел на окружавших его пленников.
    - Надежда живет всегда, - уклончиво ответил Гури.
    - Меня они за заставят работать в своих шахтах, - прорычал сквозь зубы Акхар. - Я свободный варф.
    - Ты был свободным, - бросил, не оборачиваясь, Грок. - Раз уж ты умудрился попасться, значит теперь ты раб. Привыкай!
    - Я не попадался! - вскинулся варф. - Нас захватили после тяжелого боя, и людей там было намного больше. И все равно, они потеряли половину, прежде чем добрались до нас.
    - Но ведь добрались? - невозмутимо сказал двур.
    Акхар зарычал совсем уж по зверинному и набросился на двура, не обращая внимания на разницу в размерах. Шансов у него не было, но им не дали схватиться. Гури вместе с родичами с трудом удержали варфа, а женщина, Амалисса, мягко положила руку на плечо двура и что-то тихо сказала ему. Тот развел все четыре руки в стороны и отвернулся, пробормотав что-то вроде: "Ладно".
    - Нет нужды враждовать. Мы тут все в равных условиях, - сказал Гури. Странно, он был такой маленький и выглядел очень слабым, но говорил и вел себя так, словно был здесь лидером. - В этом городе торги проводят только дважды в неделю, так что у нас есть еще 2 дня. Да и потом, из дома хозяина, тоже можно ускользнуть, если повезет.
    - Ну да, и что ты будешь делать один в человеческом городе, где с первого взгляда ясно, кто ты такой? - пробормотал Грок.
    - Не знаю насчет тебя, а я, если мне повезет бежать, буду искать Братьев.
    - Кого? - удивился Леголас. Дром посмотрел на него, как на ребенка:
    - Клянусь ушами первого Дрома, эльф, откуда ты взялся? Неужели ты никогда не слышал о Братстве?
    - Может ты еще скажешь, что и о Морском Союзе ничего не слышал? - усмехнулся Акхар.
    - Я...слышал. Но мои...мы живем очень закрыто и не знаем многого, что происходит в большом мире, - произнес эльф, надеясь, что это звучит достаточно правдоподобно. Такое объяснение позволяло ему больше не привлекать внимания ко всем своим странностям, вызванным незнанием этого мира.
    - Ясно...еще одни Затворники, - почему-то вздохнул Альти.
    - Братство, - обяснил Гури тоном учителя, обращающегося к ученикам, - это тайное общество, помогающее рабам скрыться от хозяев. Это представители Морского Союза на материке. Конечно, им приходится действовать тайно, но у них разветвленная сеть и они в курсе всего что происходит на суше, даже в самых маленьких поселениях. Каждый беглый раб может расчитывать на их помощь.
    - Не каждый, - прошелестел слабый голос над ухом у эльфа. Все обернулись. Оказывается, к ним подошло одно из тех существ, которых Гури назвал ольхами. Вблизи оно выглядело еще более бледным, почти прозрачным. Невысокое, очень тонкое, с бледной кожей и практически белыми волосами, с тонкими длинными пальцами рук, одетое в белую же накидку, оно походило на призрак, привидение. И голос у него тоже был тихий, призрачный. - Ни одному ольху Братство еще не помогло. Мы не нужны им, от нас нет пользы Морскому Союзу, поэтому наша судьба их не интересует. Нам суждено вечно быть рабами, - Сказав это и не поинтересовавшись, что ему ответят, существо переместилось обратно в угол, к своим сородичам.
    Какое-то время все молчали, варх что-то неразборчиво бормотал в бороду, Мина смотрела в пол и щеки ее заметно покраснели. Наконец Гури заговорил.
    - Да, конечно, Братство не может помочь всем, - голос его звучал почти виновато. - Все-таки это материк, это территория людей. Поэтому Братство в первую очередь помогает тем, кто может принести пользу Морскому Союзу. Помочь ему знаниями или оружием. А ольхи...их музыка красива, они создают прекрасные картины и статуи...но...в войне толку от них не много.
    Леголас только покачал головой. Потом спохватился - не стоит сразу осуждать то, в чем еще не разобрался. Он решил, что пора заняться своей главной задачей.
    - Скажи мне, Гури, как давно ты находишься здесь, у этого Сона?
    - Семь дней, - ответил дром. - Я здесь дольше всех. С тех пор, как я попал сюда торги совершались дважды и из моих первоначальных спутников никого не осталось. А вот меня не купили - похоже, старый глупый дром никому не нужен, - в его глазах проскользнула веселая искорка.
    - Дело в том, что...Я ищу друга. Он пропал недалеко от города ровно две недели назад. Думаю, если он выжил, то мог оказаться здесь.
    Акхар, который стоял рядом, посмотрел на него с каким-то новым странным выражением.
    - Он похож на варфа, но немного повыше и пошире в плечах, с длинной, почти седой бородой. Его зовут Гимли. Скажи, ты не видел его?
    - Нет, - задумчиво покачал головой Гури. - Но если он оказался здесь на неделю раньше меня, его могли продать на предыдущих торгах. Тебе лучше поговорить с Арехом. Только будь осторожен, он очень верен хозяину.
    - Арех? Кто это?
    - Он такой же раб как и мы, - ответила Мина. - Только принадлежит самому Сону. Говорят, он работает здесь много десятков лет, присматривает за другими рабами и не разу не подвел торговца, даже пару раз предотвратил побеги.
    - Но если он сам раб, почему же он помогает не товарищам по несчастью, а врагу? - не понял Леголас.
    - А почему двур, принадлежащий тому воину, что привез тебя, помогал ему связывать тебя? - ответил вопросом Гури. Леголас удивился, откуда маленький дром знает такие подробности. Глянул пристально в его огромные печальные глаза..Нет, осанве тот не использовал, он бы почувствовал. Но как?
    - Я знаю многое из того, что происходит в этом доме, - грустно улыбнулся Гури и продолжил, - Не все рабы мечтают о свободе. Не все рабы сочувствуют другим рабам. Не все ненавидят хозяев. Кто-то потерял надежду и смирился. Кто-то надеется выслужить себе привилегии. Кого-то терзает старая межродовая вражда. Да мало ли причин, просто знай, что не стоит доверять другому, только потому что он с тобой в равном положении.
    Леголас вздохнул. Везде и всегда одно и тоже - не доверяй другому, опасайся чужого, не верь никому. Ему вдруг так захотелось оказаться дома, в Лихолесье, где он знал каждого и каждому мог доверить что угодно, хоть свою жизнь. Но дом был далеко, а опасность рядом, поэтому он поблагодарил дрома и молча стал ждать развития событий.
***
    Спустя какое-то время во дворе опять появился помощник Сона. Он привел очередного раба. Когда он втолкнул того в клетку, среди пленников раздался громкий вздох - вновьприбывший был человеком. Так же, как и все они, он был в порваных одеждах и носил кожаный ошейник, но он определенно был той же расы, что и приведший его. Оказавшись в клетке, человек не глядя по сторонам отправился в самый угол и там сел спиной к стене, уставившись перед собой. Как-то само собой вокруг него образовалось пустое место, все подались в стороны. А вот ящероподобный серс, напротив, перестал шагать по клетке и неспеша подошел к человеку. Потом одним резким движением схватил того за рубаху и поднял так, чтоб их лица оказались на одном уровне. Поскольку серс был выше, ноги человека болтались в воздухе, но, казалось, он этого не замечал.
    -Человек, - прошипел серс, обнажая все свои огромные зубы. - Враг.
    Человек поднял голову и посмотрел прямо в глаза противнику.
    - Я человек, - со странным выржением произнес он. Глаза его горели лихорадочным огнем. Леголасу не нужно было заглядывть в его мысли, в этом взгляде он и так читал отчаянье, тоску, решимость, ярость.
    - Ты сопротивляешьссся, человек, - шипел серс, хватая того одной рукой за горло. - Это хорошо.
    Все вокруг молчали, старательно глядя в сторону. В больших глазах Гури Леголас заметил что-то вроде сожаления, но дром ничего не делал. Эльф не выдержал, ухватил серса за предплечье - под покрывавшей его чешуей чувствовались железные мышцы и огромная сила - сказал спокойно:
    - Отпусти его. Мы тут все равны.
    На него уставились две пары глаз - человеческие, темно-серые, удивленные; и глаза серса, желтые, немигающие, ничего не выражающие.
    - Он - человек, - произнес серс таким тоном, словно это все объясняло. - Он враг.
    - Он - раб. Такой же как мы.
    - Он человек! Он не может быть как мы. Сотни лет, тысячи лет...они убивали нас, они продавали нас. Он не должен жить. Отойди, или я убью вас обоих.
    - Попробуй, - спокойно сказал Леголас. Может он пожалеет об этом, может ему суждено погибнуть и Гимли останется без помощи. Но он не позволит совершиться убийству.
    Глаза серса сузились, он зарычал, выставляя на показ свои зубы. И в этот момент снизу раздался голос:
    - Спокойно, друзья, спокойно. Давайте сначала поговорим, - Гури протиснулся между ящером и эльфом, подняв руку. - Не нужно лишних смертей.
    Серс помедлил немного, затем все-таки отпустил человека. Тот рухнул на пол, но тут же вскочил, с горящим взглядом, готовый к бою. Леголас заметил, как его рука метнулась к поясу, туда, где обычно носят меч. И тут он впервые задумался - а почему этот человек, воин, судя по всему, оказался в кожанном ошейнике раба? И тут же этот вопрос задала Амалисса:
    - Разве люди делают рабами себе подобных?
    - Раньше такого не случалось, - ответил Гури. - Но сейчас Морской союз набирает силу. Новых рабов найти все труднее, да и старым все чаще удается бежать. А обходиться без рабов люди уже не умеют. Поэтому они стали продавать в рабство своих сородичей, за долги или преступления.
    При этих словах человек гордо выпрямился, бросив насмешливый взгляд на маленького дрома, но не раскрыл рта.
    Ссарис все еще смотрел на человека, оскалившись, и Леголас не спускал с него глаз, готовый при первом же движении прыгнуть между ними. Он понимал ярость серса, его обиду, но убийство никогда не было выходом и ничего не решало.
    Молчание затянулось, никто не шевелился. Наконец, серс повернулся и отошел, прошипев тихонько:
    - Позззже, человек!
    Вслед за ним разошлись все остальные и возле человека осталься только Леголас. Он улыбнулся, сказал просто:
    - Я эльф. Леголас.
    Человек окинул его странным взглядом - недоверчивым, удивленным, одновременно гордым и отчаянным. Наконец медленно кивнул:
    - Я - Йорнир сын Харнира из рода ...- тут человек резко замолчал и зажмурил глаза, словно непроизнесенное слово причинило ему боль. Но он сразу справился с собой и повторил - Просто Йорнир.
    Леголас кивнул и опустился на пол. Человек сел рядом. Какое-то время они молчали. Эльф искоса поглядывал на Йорнира - в нем читалось беспокойство, тревога, что-то, что не давало ему спокойно сидеть и требовало говорить, неважно с кем. И действительно, через несколько минут человек не выдержал:
    - Почему? - спросил он, вскинув на эльфа серые глаза. - Почему ты заступился за меня? Ведь я - человек. Враг всех остальных рас.
    Леголас только пожал плечами. Ну что тут скажешь?
    - Ты не причинил вреда мне. Ты не угрожал никому из присутствующих. Ты безоружен. Ты с нами в равном положении. И ты не можешь отвечать за всю свою расу.
    - Но они так не думают, правда? - кивнул Йорнир в сторону остальных пленников. - Для них каждый человек - враг. И я их понимаю. У меня ведь тоже были рабы.И если бы кто-нибудь тогда сказал мне....я бы только посмеялся.
    Леголас молчал, не перебивая и не задавая вопросов. Он чувствовал. что человеку нужно сейчас выговориться.
    - Ты, пожалуй, думаешь, что я преступник, раз оказался здесь? Или нищий, проданный за долги, да? - человек говорил горячо, яростно, совсем не глядя на эльфа, словно обращаясь к самому себе. - Чтож...да, я нищий. Потому что потерял самое дорогое. И я преступник, потому что не смог защитить свое богатство, позволил отнять у меня то, что должен был охранять своей жизнью.
    Йоринир судорожно втянул воздух, словно всхлипнул, но глаза его были сухими.
    - У меня была сестра, эльф. Нет, она и сейчас жива. Но я потерял право называть ее сестрой. Она была моим главным сокровищем. Наши родители давно умерли и я сам вырастил ее. Я был ее опекуном, был ей и матерью и отцом, братом, другом. Моя малышка Орини. Я любил ее, эльф, я берег ее, как зеницу ока. Она красавица...если бы ты только видел! Ее светлые косы опускаются до земли, глаза у нее днем голубые, как небо, а ночью - серые и сверкают как звезды. Ее фигура - сама мечта, ее голос - как горный ручей. А как она танцует, эльф! - человек застонал, как от сильной боли. - Лучше бы она была уродливой. Тогда никто не забрал бы ее у меня. А так... Ее заметил благородный лорд. Очень богатый, очень благородный...старый и бесчестный. Я надеялся, что когда-нибудь Орини встретит человека, которого полюбит, которому я смогу доверить мое сокровище. Но я не смог выполнить свой долг, не смог защитить ее. Я не смог даже наказать посягнувшего на нее. Он послал лишь своих слуг. Я бился с ними, но их было много. Они забрали мою Орини. А потом меня обвинили в убийстве и ... вот...Я потерял сестру, я потерял честь, я потерял свободу...Зачем ты заступился за меня, эльф? Я хочу потерять жизнь. Я не могу лишить себя жизни сам, это не подобает воину. Но я мог бы умереть в бою, защищаясь. Зачем ты остановил серса?
    Леголас немного подумал, потом все же положил руку на плечо человека. Тот вздрогнул, но не отодвинулся.
    - Потому что умирать - глупо. Это значит сбежать, признать поражение. Нельзя сдаваться, пока ты жив - есть надежда. Ты не о смерти должен думать, а о жизни. О том, как уйти отсюда, как вернуть свободу, как спасти сестру или отомстить за нее.
    - Ты не понимаешь, да, эльф? Я теперь никто! Став рабом я потерял право называться человеком. Я теперь тхарун, существо низшей расы. Моя сестра не примет мою помощь, мои друзья не узнаю меня, даже если столкнутся лицом к лицу. У меня больше нет ни сестры ни друзей, - Йорнир уткнулся лицом в колени.
    Леголас только покачал головой. Этот мир еще более безумен, чем кажется с первого взгляда. Но он все же не отпустил плечо человека.
    - Я не знаю. Возможно, любовь твоей сестры не настолько велика, чтоб перешагнуть через обычаи. Возможно, верность твоих друзей слабее предрассудков. Но..надежда все равно есть. И ты еще можешь найти настоящих друзей.
    Йорнир вскинул на него глаза, полные еле сдерживаемых слез. В этот момент Леголас понял, что человек еще совсен юн, юн даже по человеческим меркам. Он не очень-то хорошо определял возраст людей, но мог с уверенностью сказать, что Йорниру не больше двадцати. Он помедлил, все-таки люди очень не любят этот вопрос. Потом все же спросил:
    - Сколько тебе лет, Йорнир?
    - Девятнадцать, - с вызовом ответил эноша. Ну да, он одним взглядом испепелит любого, кто назовет его юным.
    - А сколько лет твоей сестре?
    - Пятнадцать.
    О Эру! Ну что это за мир! Леголасу с новой силой захотелось поскорее выбраться из этого несчастного места. Он не хотел оставаться здесь, он не хотел, чтоб его что-то связывало с этим миром. Он уйдет отсюда и скоро забудет обо всем, и об этом человеке тоже. Зачем ему опять эта боль, зачем повторять вечную ошибку. Сколько раз отец говорил ему, как глупо привязываться к бабочкам-однодневкам. "Ну, я никогда особенно не прислушивался к советам и доводам рассудка" - подумал он с усмешкой."Я всегда слишком доверяю сердцу. Может, я - неправильный эльф? Представляю, что отец сказал бы на ЭТО." Он тряхнул головой и протянул человеку узкую крепкую ладонь:
    - Я хочу быть твоим другом, Йорнир, сын Харнира.
    Немного помедлив, человек пожал руку эльфа.
***
    Спустя пару часов к клетке подошел все тот же служитель. С ним был еще один раб, тащивший мешок. Очевидно,тот самый Арех - на нем был кожаный ошейник, но одежда такая же, как и на служителе - серая накидка с узкой алой полосой по подолу. Служитель отпер дверь, раб развязал мешок, вынул оттуда стопку лепешек и начал кидать их сидевшим в клетке. Похоже, этим их обед сегодня и ограничится. Леголас дождался, пока все получат свою порцию, встал и подошел к решетке. Прислужник как раз закрывал дверь, раб стоял рядом. Эльф смог рассмотреть его получше. Лицом и фигурой раб напоминал ту женщину, вирру. Вот только ее голову покрывала копна шевелящихся волос. А Арех был совершенно лыс, поверхность его черепа была голой и сморщенной. Да и сам он весь был сморщеный, согнувшийся. Тонкие губы слегка дрожали, глаза смотрели из многочисленных складок совершенно бесстрастно.
    Заметив взгляд эльфа старый раб шагнул к нему, махнул рукой служителю и тот на удивление покорно зашагал прочь. Леголас сразу ухватился за подвернувшуюся возможность:
    - Пожалуйста, почтенный Арех, позвольте мне задать вам вопрос.
    Раб пожевал тонкими губами, кивнул.
    - Я слышал, что вы давно и верно служите здешнему хозяину, присматривая за рабами, - Леголас чуть не поморщился. Во-первых, слово "раб" все еще резало язык и слух. Во-вторых, он пытался найти подход к существу, которого не понимал. Раб, который охраняет рабов? Мешающий товарищам по несчастью обрести свободу? Как такое возможно и что на уме у него? - Значит, вы видите всех, кто сюда прибывает. Не случилось ли вам заметить две недели назад существо, похожее на варфа, пошире в плечах, с белой бородой. Его зовут Гимли и он мог не говорить на языке людей.
    Арех кивнул головой и Леголас замер, боясь спугнуть возникшую надежду.
    - Да...- не спеша протянул старый раб. - Был здесь такой. Как раз две недели назад. Ох и устроил он тут. Нашли то его в бессознательном состоянии, а пришел в себя он уже здесь. Кричал что-то на своем смешном языке, Далира чуть не покалечил, - он кивнул в сторону, куда ушел служитель, тихонько засмеялся. - Ну, утихомирили его, конечно. Хозяин уже руки потирал, представлял, сколько он за него выручит. Такие, строптивые-то, редко попадаются, их ценители боев в раз расхватывают. Хозяин даже Талисман Слова для него не пожалел, чтоб тот язык-то нормальный понимал. А толку-то.
    Старик замолчал. Леголасу хотелось встряхнуть его хорошенько, заставить говорить быстрее, но он сдержался. Наконец, Арех продолжил.
    - Вот, если б не талисман этот-то, может так бы все и было. А тут..сговорился этот Гимли с другими, да и сбежали они. Уж что они со стеной сделали - не знаю, вроде старая кладка была, прочная. А только как-то вытащили несколько камней и ушли.
    Леголас почувствовал одновременно радость и новый прилив тревоги. Радость, потому что теперь точно знал, что Гимли жив. По-крайней мере был жив и даже вырвался из плена. И тревогу, потому что предстояло теперь выбираться самому и искать гнома. А где?
    -И вы не слышали больше о нем, почтенный Арех?
    -Да чтож о нем слышать-то? - поднял редкие брови раб. - Вот ежели б их поймали, тогда может и услышал бы. Да кто ж их поймает? Их пятеро было,все строптивые, силные, здоровые. Готовые воины. Таких Братство не упускает. Их небось в ту же ночь нашли да на корабли переправили.
    Слово "Братство" Арех произносил резко, с ненавистью, словно выплевывал. Леголас не мог этого понять, но предпочел не спрашивать. Его собеседник между тем продолжал:
    - Как же, как же, они таких не упускают. Братству воины нужны. Может, кто из них и засланный был. Из братьев-то. Говорят, они специально в плен попадают, чтоб потом набирать подходящих рабов да побеги устаивать. Естественно, только для тех, кто им нужен. На остальных-то рабов им плевать, даром, что Братством зовутся, - старик плюнул за пол, сердито покачал головой.
    Леголас понял, что больше ничего от него не узнает и, поблагодарив, отвернулся было от решетки. И тут же почувствовал, что на удивление сильная рука старого раба вцепилась ему в плечо. Он повернулся.
    - Скажи-ка... - Арех словно задумался, стоит ли продолжать, потом все-таки спросил. - Говорят, ты назвался эльвом?
    -Эльфом, - машинально поправил Леголас, недоумевая. что это значит.
    - Значит, правда, - протянул старик. Его глаза вдруг сверкнули из складок кожи неожиданно ярко. - А ты...ты один вернулся, или вы все?
    Теперь эльф совершенно не понимал, что тот имеет ввиду. Он осторожно ответил:
    - Я один. Я друга ищу.
    Огонь в глазах Ареха погас так же резко, как загорелся. Он опустил руку, поморгал, покачал головой, пожевал губами. Совершенно потеряв интерес к разговору, отвернулся и медленно пошел прочь.
    Леголас вдруг услышал тихий вздох за спиной, быстро повернулся и увидел стоящую совсем рядом Амалиссу. Она провожала взглядом уходящего раба и в глазах ее были горечь, презрение и...жалость? Заметив, что Леголас смотрит на нее, она слегка опустила голову, произнесла тихим низким голосом:
    - Мне стыдно, что он мой родич. Был родичем, до того как стал помогать людям.
    Леголас вопросительно поднял брови.
    - Он ведь вирр, такой же как я. Бедняга, он полный калека, - заметив его непонимание, она пояснила. - Для вирра потерять волосы - все равно что тебе потерять обе руки. В них наша главная сила.
    Леголас замер, потому что в этот момент прядь ее "волос" обвила его запястье, затем вдруг сжала его со страшной силой. Другая прядь скользнула по плечу, коснулась щеки. Женщина слегка улыбнулась, видя его изумление, потом ее взгляд вернулся к уходящему Ареху. Улыбка исчезла, пряди упали вниз.
    - Я понимаю его боль и обиду, - прошептала она. - Но он отвернулся от братьев и это непростительно.
    Короткая прядь у нее на виске шевельнулась - словно человек взмахнул в отчаяньи рукой. Она собралась было отойти, когда эльф спохватился.
    -Ты слышала наш разговор? Что он имел ввиду, говоря о эльвах и спрашивая, один ли я вернулся.
    Вирра опять улыбнулась, взмахнув головой, волосы поднялись, образовав подобие короны:
    - А, это...это просто детская сказка. Странно, что он в таком возрасте верит в нее.
    Больше она ничего не захотела говорить, и Леголас вернулся на свое место рядом с Йорниром. Человек протянул ему его лепешку. Свою он, похоже, уже съел, даже крошки не осталось. Леголас посмотрел на хлеб, покачал головой. Есть ему совершенно не хотелось, тем более это. К тому же он и без еды сможет долго продержаться, а вот Йорнир явно голоден. Он отдал лепешку обратно человеку и, не обращая внимания на протесты, заставил съесть ее. Им понадобятся силы. Он не собирался долго оставаться в плену, и друга оставлять здесь тоже не собирался.

© Rohirrimka

ДДнЗ ч.3                                               оглавление                                               вперед


Тексты Ссылки Guestbook